ПБП-2011, или КБП во Франции. Мегаотчет

Список форумов Бреветы (веломарафоны) 200-300-400-600-1000-1200+ Отчеты о бреветах

Описание: Пишем отчеты о бреветах, в которых принимали участие

Сообщение #1 Bad_Admin » 11.04.2013, 12:45

Первоначально отчет был размещен на другом ресурсе, но с появлением у КБП собственного сайта и форума перенесен сюда.

Париж-Брест-Париж – 2011
1230 км французских дорог
или
КБП во Франции

ИзображениеИзображениеИзображение


Предисловие
Пожалуй, никогда ранее передо мной не стояло такой сложной задачи. Казалось бы, уж с моим-то опытом в написании отчетов и графоманскими наклонностями, всего-то клавиатуру поудобнее, и вперед. А вот не все так просто.

Задача у этого отчета амбициозная – написать так, чтобы нам завидовали оставшиеся 4 года, до следующего ПБП. Завидовали, и мечтали туда попасть в следующий раз!
Но, если по первому пункту программы – как получится, то по второму – меньше пятерки участников от ВелоКурска я буду считать своим личным провалом.
Можно проехать сколько угодно бреветов, накатать десятки марафонов 1000+, в том числе известных, знаменитых и зарубежных. Но такой невероятной, фантастической атмосферы, такого выброса всяких забавных гормонов только за счет поддержки абсолютно незнакомых людей вдоль дорог, от их аплодисментов, криков «Allez!» и «Bon courage!», надписей на асфальте и самодельных указателей на Париж, вы не испытаете нигде и никогда.
Пожалуй, только профессиональные спортсмены могут похвастаться похожим фоном, но для них это работа, и нет возможности остановиться возле столика с кофе и домашней выпечкой, поговорить с болельщиками, обменяться сувенирами.
ПБП – еще и общение. Причем, ладно я, неожиданно для себя самого заговоривший по-английски (об этом подробнее в свое время) – все же предпосылки к этому были. Бочаров, знающий только несколько слов по-испански (!), видимо, из кулинарных книг, ухитрился не просто познакомиться с французом, но и даже напиться с ним пива! Вдумайтесь только: Бочаров, испанский, с французом, пиво. Ну вот как так-то??? А поверьте, для ПБП это абсолютно обычная ситуация. Такая же обычная, как, например, предложение спеть дуэтом от русскоговорящей словачки - хозяйки магазинчика в городке между Вилен-ля-Жуэлем и Мортань-о-Першем.
При этом, ПБП не легкая покатушка (не умалить бы и своих заслуг :)) – это еще и тяжелейший физически маршрут, требующий и хорошей физической формы, и опыта в разных сферах велосипедного катания, и точного расчета. Мне, например, очень помог крымский опыт подъемов и особенно скоростных спусков, но вот тактику прохождения частокола из относительно коротких (по 1-2 км) подъемов с последующим спуском пришлось отрабатывать прямо по ходу. Помогли и ночные старты на предыдущих 600-ках – я уже знал, как будет вести себя организм. Ну и, конечно, поминутный график движения, которого я строго придерживался практически до последнего, даже опережал большую часть времени, и отклонился от него только тогда, когда это уже не имело значения и не могло принципиально повлиять на результат. Плюс дождь, туман, и холод – дневная эйфория сменялась эмоциональным спадом и иногда даже паникой: заснуть на велосипеде и улететь неизвестно куда, или заснуть у дороги, но потом мучительно оживать из практически окоченевшего состояния несколько часов – занятная альтернатива, не находите? А у Бочарова заглючил аккумулятор в фаре, и часть ночи он ехал, держа фару в руке, чтобы согреть, а потом и вообще без света, ориентируясь по огням едущих впереди. Цену малейшей ошибки наглядно продемонстрировал Стас в первую же ночь, и, поверьте, ему своеобразно, но очень сильно повезло. Среди участников были серьезные травмы и переломы, один человек погиб.
И при всем этом, не смотря на страхи перед стартом, что как же ехать 1200 км, и сразу во Франции, теперь я не сомневаюсь в том, что все сделал правильно – если есть возможность, первая 1200 должна быть именно ПБП. Это как первая любовь, уж простите за сентиментальное сравнение. Есть более трудные маршруты. Есть более интересные. Есть даже лучше организованные (сам не представляю, как так, но говорят…) Но концентрат всего и сразу – это Париж-Брест-Париж. Природа, велосипеды, люди, эмоции, общение – еще раз повторюсь, это фантастические ощущения, и такого нигде больше не испытать в таком объеме. Чтобы завершить тему об эмоциональной составляющей, скажу, что теперь я понимаю слезы на подиуме у триумфатора Тур де Франс 2011 года Эванса, и насмешливой улыбки это у меня больше не вызовет – теперь я думаю, что могу его понять. Наверное, я сам испытал что-то подобное.
И да, я очень хочу еще. И не раз.

    О структуре отчета.
    Для удобства читателей, чтобы не перегружать текст (гы-гы!), я структурно разделю отчет.
    Основной текст – это собственно отчет. События, действия, ощущения. Сдвинутые вставки уменьшенным шрифтом – это мои субъективные заметки о чем-либо, не обязательно являющемся частью собственно ПБП, но оказывающие существенное влияние на восприятие ПБП, Франции и вообще окружающего. При необходимости, я буду в тексте отчета делать отсылки к соответствующим вставкам.
    Сам отчет разбит на части и главы. Я не стал делить его на дни, т.к. 88 часов ПБП сложно логически разделить – это был один большой день с перерывами на сон, а для всего остального разделение по дням особого значения не имеет.
    Тем, кто уже был на ПБП, и не интересуется подробностями дороги и предстартовой суеты, которым посвящена первая часть, лучше сразу переходить ко второй. Третья, самая короткая – о том, что было после ПБП, Париж, и дорога домой.

Ну и, естественно,
disclaimer
Автор отражает лишь свои мысли и ощущения, и описывает события, произошедшие с ним, или около него, но оставляет за собой право упоминать других людей, их слова и действия, оказавшие влияние на восприятие автором действительности. Все упомянутые в отчете люди и персонажи реально существуют, но автор не несет ответственности за соответствие или несоответствие своих впечатлений тому, какие впечатления он хотели оставить (стандартная формулировка :)).
Автор не несет ответственности за возможно допущенные фактические ошибки, но с благодарностью примет все замечания и при необходимости примет меры по их устранению.
Пожалуйста, помните, что субъективизм автора отчета, в сочетании с пропагандируемым ценностями текста, являются крайне тонкой материей, и где-то могут выходить за грань, признаваемую каждым конкретным человеком. Я буду стараться, но если где-то это произойдет – поверьте, ни малейшего намерения обидеть у меня не было. Кроме одного англичанина, все встреченные мной – милейшие, по-своему забавные и интересные люди, с которыми мне было очень приятно общаться, и я бы очень хотел продолжить это общение на будущих стартах.
В отчете использованы фотографии, сделанные другими участниками, с указанием авторства и ссылки на источник. Указанные фотографии могут быть удалены по первому требованию автора.


На этом со вступлением заканчиваю, и перехожу собственно к отчету.
Ширится ганебная зрада. Зреет генотьба против боротьбы.
Bad_Admin
Randonneur
Аватара
Откуда: Курск, СХА
Велосипед(ы): Colnago, Forward 1100 кастом

Сообщение #2 Bad_Admin » 11.04.2013, 12:47

Часть I. На старт
Глава 1. Сборы
За предысторией наших сборов на ПБП можно было следить у нас на форуме практически в реальном времени, я подробно писал о каждом шаге. Поэтому на подготовительных стадиях (бронирование гостиницы, покупка билетов, получение визы) останавливаться нет смысла.

    Про деньги.
    О грустном сначала, чтобы потом об этом благополучно забыть и больше не вспоминать.
    Участие в ПБП обошлось мне в 67500 рублей и 140 евро (в какой валюте осуществлялись расчеты, в той и пишу). Но это вообще все расходы, включая загранпаспорт, майку ПБП и комплект российской формы, а также питание, покупки и сувениры, т.е. не обязательные вещи.
    Неизбежными были расходы на 52500 р и 110 евро: билеты на самолет и два раза на поезд туда-обратно в Москву и на аэроэкспресс, виза, стартовый взнос 110 евро, спортивная страховка на весь срок пребывания (дорогая, в три раза дороже обычной), 700 евро наличными с собой, из которых 214 евро за гостиницу (половина стоимости номера).
    И можно было меньше: у меня были дорогие возвратные билеты на прямой рейс, около 450 евро (но с бесплатной перевозкой велосипеда), когда можно было взять невозвратные, на рейс с пересадкой за 300. Или даже дешевле, но молдавскими авиалиниями :). Можно было потратить меньше денег там. Бочаров отказался везти горелку и газ, мотивировав это тем, что у него тяжелая сумка. Вместо этого, он набрал для себя кучу ролтонов, и кипятильник, естественно, значительно превосходящих горелку, газ и даже кастрюлю по объему и весу. Я же питаться этой фигней две недели не горел желанием, а газ в самолете перевозить нельзя, поэтому мне пришлось пользоваться общепитом. Меньше 10 евро за раз не получалось. Теперь –то я знаю, что газ можно было вообще не везти, т.к. он продается в ближайшем спортивном лабазе, а саму горелку я мог и в самолет взять, это не запрещено, а кастрюлю в чехол к велу засунуть. Т.е. можно было сэкономить на питании. Если б не забыл дома рукава и чулки, сэкономил бы 35 евро. А если б нас было 5 человек, то можно было бы снять домик в кемпинге в Версале, где жило большинство россиян. Домик оборудован всем необходимым, включая посуду, не говоря уже о горячей воде, газе и холодильнике, и экономить тотально, проживая в комфортных условиях и питаясь продуктами из Карфура неподалеку. Carrefour, крупнейшая в Европе и вторая в мире торговая сеть, хорош тем, что кроме всякого, торгует продуктами под собственным брендом, которые, в отличие от наших «Европ», действительно стоят значительно дешевле, при этом очень даже приличны.
    В общем, общая сумма около 1000 евро ( с поправкой на инфляцию за 4 года) вполне достижима, даже с авиаперелетом и без экстрима в виде палаток или ролтонов. В следующий раз буду умнее. А пока предлагаю не пугаться, и начинать копить.

К началу августа все было готово и решено: визы на руках, билеты, включая поезд и аэроэкспресс, куплены. Километраж, какой успел, был накатан. К ПБП я набрал 6600 км пробега, плюс 700 км станка. Специальной подготовки практически не делал: негде. Бочаров тут крутился по окрестным холмам, я же счел, что весеннего Крыма будет достаточно. Зато проехал много бреветов – 4 по 200, 2 по 300, по одному 400 и 600. Тренировал ночную езду, проехав 600-ку с вечерним стартом, и ночную 300-ку в группе. Пригодилось.
Финальным этапом подготовки именно для меня был процесс набора массы. Мышечной, жировой – мне не важно, все равно сгорит – главное, было бы чему сгорать. Плюс витамины и всякие накапливаемые аминокислоты. И все шло нормально, пока за неделю до старта я сильно не отравился. Настолько, что даже 50 км после этого проехал с большим трудом. Естественно, ни о каких запасах после этого говорить уже не приходилось.
Но, деваться было уже некуда. Чтобы не расстраиваться, поиграл с целями – мол, доеду до Бреста (уж 600-то я проеду!), а там видно будет. Бочаров теперь любит меня в этом обвинять – говорил, что до Бреста, а сам до финиша. Ну, если ему так нравится, будем считать, что я всех обманул – мне это тоже нравится :).
Моя контора в лице директора имеет давнюю традицию – прямо перед моим отъездом куда-либо придумывать мне работу, причем обычно – прямо на день отъезда. А т.к. последние выходные перед отъездом прошли не очень весело (см. выше), собираться пришлось в некоторой спешке, последствия которой проявились чуть позже. Впрочем, могло быть и хуже – у Бочарова было больше времени, но результат еще менее впечатляющий.
Главной проблемой были даже не вещи – набор стандартный, и практически не отличающийся от весенне-крымского. Разве что теплых вещей меньше, а зря, как оказалось. Август на севере Франции оказался не многим теплее апреля в Крыму.
    С собой.
    Набор велоодежды: 2 комплекта формы (один «до стартовый» и велокурская), плюс один комлект и майка ПБП ждали меня в Париже. Рукава-чулки (которые в итоге забыл, и покупал на месте), теплые велоштаны, жилет виндстопер, дождевой набор из мембранной куртки и штанов, наколенники, 2 пары коротких перчаток. Надо было брать одни длинные, вместо второй пары коротких. Бахилы. Стоило бы взять куртку виндстоперную, а лучше теплую майку с длинным рукавом, вместо одной майки с коротким, но последней у меня все равно нет.
    Биви для сна (не понадобился). Гражданская одежда для транспорта (ехал в обычных туфлях, велообувь спрятал в чехол). Ремкомплект для вела, усиленный запасной покрышкой и дополнительными камерами. И хренова темень зарядных устройств: для фотоаппарата, телефонов, аккумуляторов фонаря, КПК, бритвы. Пригодилась только телефонная, причем у меня и Бочарова на двоих было 4 телефона, и все нокии – хватило бы одной зарядки на всех.
    Простая аптечка: лоперамид, фестал, уголь, аллохол, парацетамол, цитрамон, анальгин, стрептоцид, капсикам, вольтарен, Спасатель, глюкоза с витамином С в таблетках, бинт, лейкопластырь. Понадобилось почти все, кроме перевязки и цитрамона с анальгином.
    Не брал ни изотоник, ни витамины, ни гели – хотя здесь обычно без них не езжу. Боялся, как отнесутся к порошкам и таблеткам на контроле при посадке. Судя по всему, им было бы пофиг, но лишние вопросы все равно ни к чему. Что интересно, легко обошелся. Но вот глюкозу съел всю, и даже мало взял.

Нужно было упаковать велосипед для перевозки в самолете. Это вам не поезд, где вся перевозка сводится к «положить на полку» и «снять с полки», причем своими руками. Грузить велосипед в самолет будут грузчики, и явно отнесутся к нему не как к своему. Но еще до грузчиков ему предстоит проделать длинный путь, который даже на ютубе смотреть страшно.
Лучшим способом перевозки в самолете является, естественно, жесткий чехол. Но весит он побольше велосипеда, да и стоит немало. Другой крайностью является перевозка «как есть», т.е. только со свернутым рулем и снятыми педалями, но ее очень неохотно поддерживают авиакомпании. Мой кодшеринговый рейс (совместный рейс двух авиакомпаний, Аэрофлот и Эйр Франс) выполнялся французами, поэтому на багаж действовали их правила. Которые, вроде как, предусматривали бесплатную перевозку велосипеда весом до 23 кг, без учета размеров. Но именно «вроде как», т.к. правила на английском, и я их не очень понял, поэтому на всякий случай связался с колл-центром Аэрофлота по мылу, и уточнил. Они уточнили сами у французов, и пришли к выводу, что велосипед надо упаковать в чехол, при этом место для перевозки велосипеда забронировали особо.
Все прочие вещи предполагалось везти в ручной клади, в моем большом рюкзаке Deuter TransAlpine30. Его габариты просто идеально вписываются в нормативы авиакомпаний, объема более чем достаточно, даже на то, чтобы внутрь положить другой рюкзак, Deuter Race, с которым я собирался ехать сам бревет. Причем рюкзак предполагался для вещей первой необходимости и продуктов, сменная и запасная одежда должна была ехать в самодельной подседельной сумке, о которой я тоже писал. Каска для перевозки крепилась на внешнюю подвеску рюкзака. В таком виде рюкзак превышал габариты, допустимые к перевозке в салоне, но у меня опять был железный аргумент – если докопаются, одену каску на голову. А потом пусть доказывают, что это не головной убор. И вообще, я, может, так с боязнью летать борюсь!
Оставалось собственно упаковать. Почитал интернеты, посоветовался с Бочаровым. Все говорили, что задний переключатель снимать не надо – достаточно поставить большие звезды, а лапку переключателя привязать к перу рамы, обмотав все это мягкими тряпками. Но я все же решил перестраховаться, и, пользуясь срамовским замочком на цепи, снял переключатель совсем, оставив его болтаться на тросе переключения. Зафиксировал заднее колесо, и спрятал обмотанный тряпками переклюк внутрь колеса. Переднее колесо снял, закрепил все это дело газетами и скотчем (скотч для прочности, поверх газет, чтобы не пачкать раму). На всякий случай даже нацепил защиту, которая был зафиксирован велосипед в коробке, при покупке – заглушка для переднего колеса, вставляемая вместо эксцентрика, и насадка на кассету, прикрывающая задний переключатель. Внутрь рамы скотчем закрепил пакеты с тем, что не влезло/нельзя в салон. Закрыл чехол, и мне не понравилось, как торчит руль. В итоге снял руль с выноса, и прямо на тросах убрал руль внутрь рамы. Поверх чехла натянул резинки с крючками, которые убрали все лишнее, и конструкция получилась вполне компактной и визуально не огромной. Колеса, на всякий случай, приспустил – да, я знаю, что взрывающиеся в полете колеса всего лишь легенда, но знают ли об этом работники аэропорта?

Изображение
Промежуточная стадия упаковки

Изображение
Окончательный вариант. Фото сделано по возвращении

Дима dubtar вызвался отвезти меня на вокзал, чем, конечно, мне очень сильно помог. Нервотрепки и так хватало.
Да, конечно же, я успел задолбать своим ПБП весь форум, это я понимаю. Но, все же, тут все свои. Ну а кто не свой, в любом случае не чужой. Поэтому я не очень волновался по поводу результата бревета: если не доеду, свои поймут, чужие здесь не ходят. Но при участии Хаджи и Панькова дело приобрело общественную значимость. Вроде как я уже не для себя ехал, а чуть ли не за честь города, хотя мы, вроде как, друг другу ничем не обязаны. Я вообще после болезни, первый раз на 1200, во Франции и вообще за границей, языков не знаю, не люблю самолеты – в общем, у меня и так есть, о чем поволноваться.
Понятно, что они хотели как лучше (и так в итоге и вышло), и Бочаров наверняка не стал бы возражать и за город прокатиться, да и от бесплатной связи от Теле2 отказываться не хотелось, но сначала звонок из «Друг для друга», а потом и предложение Хаджи прямо в день отъезда встретиться со съемочной группой ГТРК, меня немного напрягли. Еще и на работе проблемы возникли, поэтому от встречи с журналистами отказался, пришлось Саше выступать самому, за нас с Бочаровым.
Дима приехал в договоренное время, погрузил меня в «Соловей», сфотографировал, и путешествие началось. Timestamp: 17 августа 2011 года, 22:15.

Глава 2. Дорога
План моего перемещения выглядел довольно сложно: поезд в Москву, метро до Белорусского вокзала, пересадка на аэроэкспресс, ожидание рейса, перелет Москва-Париж. На этом понятное заканчивалось. Но по порядку.
Времени в Москве у меня было дофига, тут я подстраховался. От «Соловья» до самолета под 7 часов, так что можно было не дергаться. Это не бочаровский забег, о котором, правда, было больше разговоров – один хрен он на такси катался. А я везде честно, общественным транспортом и пешком!
Чехол с велосипедом успел задолбать уже на пути к метро. Благо, нам откровенно везло с транспортом почти всегда, а чтобы не повезло, такого вообще не было. Что мне, что Бочарову. В отличие от тех же воронежцев.
Первое везенье заключалось в том, что Москва вымерла. Фиг знает, как, но метро было пустое, штурмовать вагоны с велом не пришлось.
На Белорусском вокзале, откуда идет аэроэкспресс в Шереметьево, встретил первого велосипедиста, питерца из «Балтийской звезды». Думал, тоже в Шереметьево, но оказалось – на поезд. Тот самый, который Москва-Париж, за 333 евро в один конец.
Тут заранее приношу извинения, но редких россиян я запомнил по имени. Плохо у меня с этим, я даже воронежцев наших запомнил только через пару сезонов катания, и то, на 100% уверен только за Галю, и на 99% - за Женю, Стаса и Радлера, с остальными могут быть случайности :).
Билеты на аэрокспресс брал через Интернет. Можно было в кассе купить билет туда-обратно, и сэкономить аж 50 рублей, но я предпочел иметь все необходимое на руках и заранее. Поэтому полез сразу на платформу.
Народа было неожиданно много. Нашего народа, поэтому подошедший поезд начали штурмовать. Это не мое амплуа, поэтому зашел последним, когда бой стих. В этом вагоне свободных мест не оказалось (эконом, билеты без указания места). Добрые люди посоветовали пройти в другой вагон. С рюкзаком и велосипедом, ага. Но, правда, женщине с ребенком место все же уступили. Ну а я и стоя доехал, там всего полчаса, а мне еще в терминале сидеть несколько часов.
Билеты не проверяли, но на входе в здание надо было приложить распечатку билета штрих-кодом к сканеру.
Про багажные тележки мне не сказали. Ну и правильно, зачем говорить о том, чего нет. Хотя в целом Шереметьево мне понравилось, даже не смотря на то, что первый километр с велосипедом на шее пришлось пройтись по нему. По крайней мере, указателей навешать не поскупились, и из виду они не пропадали.
Только добрался до стоек регистрации, посмотрел на табло (до начала регистрации было еще часа два), и тут меня заметили челябинцы, 5 человек. Оказалось, с четырьмя из них мы летим одним рейсом. Итого 5 велосипедов на один Аэробус А320, причем они места не бронировали. Чем и не парились. И правильно делали, как оказалось.
Изображение
Челябинск с багажом

В общем, ждать было не скучно. Сначала выяснилось, что страна у нас маленькая – у меня половина Челябинской области родни, у некоторых из челябинцев родственники в окрестностях Курска. Потом мерялись багажом – всех поразил мой минимализм. У большинства челябинцев были полужесткие чехлы с чейна, гигантские чемоданы с колесиками, внутри которых было много всякого, кроме велосипедов, плюс рюкзаки, превосходящие мой 30-литровый даже визуально, а про вес даже и говорить не приходилось. Я уже ожидал веселья на регистрации, но не случилось: нас заставили подождать представителя авиакомпании, но он, видимо, смотрел «Нашу Рашу», и был наслышан про суровость челябинских мужиков. Меня, кстати, тоже зачислили в челябинцы. Конечно, по габаритам я туда не проходил, но не возражал. Чехлы только контрольно взвесили (у меня получилось 13,8 кг, а вот у челябинцев что-то под 20), на ручную кладь вообще не обратили внимания, только послали сдать багаж в специальном помещении, для негабарита. Все. Да, еще я попросил наклейки «хрупкий груз» - их приклеили на чехол, но до Парижа ни одна не долетела.
Потом были контроли. Я, опять же, как самый умный, начитался всякого, и аккумуляторы вез по правилам – извлеченными из устройств, т.е. из фонаря. Вот это и не понравилось – на экране вроде как фонарь, а батареи нет. Хотели, чтобы я достал его и показал – ха! Он у меня в самом низу оказался, заботливо укрытый вообще всем, что было в рюкзаке. Когда из рюкзака показался второй рюкзак, мне поверили на слово :).
На личном досмотре надо было разуться, и давали полиэтиленовые бахилы. Хитрые челябинцы набрали их полные карманы – на случай дождя. И добрые – брали и на себя, и на товарища, хотя товарищ тоже брал. И я тоже взял, хотя не очень понимая, зачем это делаю.
Паспортный контроль был самым не интересным, таможню прошли по «зеленому коридору». И оказались в царстве дьюти-фри! Но сначала мы искали розетку, и даже нашли, и даже не выключили банкомат, хотя собирались. Потом пошли в дьютик. Надеюсь, понятно, что не за парфюмом. Лично я еще надеялся сэкономить, поэтому взял джин – Гордон, 0,5, 7 евро. Уж тоник во Франции, я надеялся, есть. С тоником, действительно, проблемы не было, была проблема с Бочаровым.
В терминале Е очень удачная планировка. Можно прямо из зала наблюдать за посадкой самолетов. Чем и развлекались. Фотографировали, причем это не запрещено.
Изображение
Наш самолет
Изображение Изображение Изображение
Посадка самолета

В положенное время, погрузились в самолет. Он мне сразу не понравился.
Я, конечно, не эксперт. Да и летаю не то, чтобы часто и регулярно. Доводилось, но давно, и на советских – Ил-86 и Ил-96. Это большие самолеты, на фоне которых А320 – консервная банка. Которой он, по сути, и является. Особенно наш, весьма потрепанный экземпляр. Рейс французский, экипаж – французы, по-русски – только объявление про запрет курения. Экономия на всем – вместо второго туалета в экономе дополнительный ряд кресел. Никаких информационных экранов, и тем более развлечений. Для сравнения, в А320 казахстанской АйрАстана выдавали даже зубные пасты и щетки – в экономе, хотя лететь столько же. В общем, никаких существенных отличий от лоукостеров я не заметил – разве что провоз велосипеда и обед бесплатные. За 150 евро разницы в цене. Имеет смысл брать только ради прямого рейса и возвратности билета, больше никаких резонов.
Но взлетели, летели и даже сели. В полете кормили чем-то невыразительным, поили, правда, вином. Но я отказался, надеясь на джин в гостинице.
Позабавила посадка в ШДГ. Самолет сел, пассажиры зачем-то поаплодировали. Я еще сказал, что на 10 минут быстрее долетели. А самолет продолжает ехать. Вот уже показалась автодорога, едут машины рядом, зданий аэропорта не видно. Так 10 минут и ехали. Мы уж надеялись, что он нас и до города подкинет, но нет – припарковались у терминала.
Паспортный контроль, находим выдачу багажа, а наши велосипеды уже лежат отдельной кучкой у багажных лент. Вроде бы и быстро, но если вспомнить, сколько пришлось брести по терминалу – Шереметьево нервно курит. Есть даже движущаяся дорожка, которая движется хоть и медленно, но зато самостоятельно.
Жить челябинцы должны были в отеле той же сети, но в другом месте. Поэтому поехать с ними я не мог (хотя потом выяснилось, что до их отеля ехать практически мимо нашего). Они пошли искать, где можно взять большое такси, ну а я пошел навстречу неизвестности.
Французский общественный транспорт. Таки да, я читал, и знал практически все о нем. У меня была распечатка маршрута. Но то в теории, а надо было практиковаться.
Ситуация в последний момент усугубилась ремонтом на ключевой пересадочной станции, на котором попались большинство россиян – хорошо, я полез распечатывать маршрут в последний момент, и узнал о нем. Но вместо одной пересадки между линиями RER получилось две, на три вида транспорта: скоростное метро-электричка RER, обычное городское метро, и обычная пригородная электричка с вокзала Монпарнас. С другой стороны, станция электрички была в 2 км от гостиницы, в RER – аж в 6, от нее пешком уже не дойдешь.
Английский понадобился сходу – посмотрев вглубь коридора, который вел куда-то по указателю на RER, я решил уточнить. Уточнил! Жаль, про багажные тележки мне опять не сказали. Впрочем, в обилии эскалаторов она мне врядли бы помогла.
Но до станции я добрался. SNCF от RER отличить тоже удалось (SNCF – французские железные дороги, в ШДГ еще и скоростные поезда TGV прибывают), оставалось купить билет. Вы удивитесь, но я даже знал, что билет предстоит покупать в автомате, и автомат даже знал английский, но мне опять пришлось спрашивать, потому что карточку автомат принимать оказывался, а наличные я боялся ему давать – как добыть сдачу, было непонятно. Пришлось опять спрашивать. Не спрашивайте, как мне это удалось – сам не знаю, как, но и я смог объяснить проблему, и мне смогли показать надпись (на французском), что данный конкретный автомат не принимает карточки. С другим все получилось.
Прошел на платформу. Транспортная система Парижа, на самом деле, довольно проста – если ее понять. Чтобы правильно поехать, нужно знать две вещи – нужную станцию на ветке, и конечную станцию этой ветки. Это важно, т.к. концов у ветки может быть много, а поезд идет только в один из них. Чтобы представить масштабы бедствия: например, RER, линия B, которая ведет в аэропорт, имеет два конца с севера и два с юга. А линия C, которая как раз и идет в Сен-Кантен-ан-Ивелин, имеет два ответвления на юго-западе, два на юго-востоке, и одно на северо-запад. Куда идет поезд, можно узнать либо по табличке на морде поезда, либо из электронного табло, на котором перед прибытием появляется информация о направлении поезда, а также станциях, на которых он останавливается. Это важно, потому что поезда могут идти не со всеми остановками.
И заметьте, я все это знал до приезда в Париж! И можете даже не говорить, что я опять хвастаюсь – реальность все равно отомстила.
Прежде всего, поезд на платформе уже стоял. Электронное табло я, в запаре, не увидел – только что победил турникет, пройдя туда с рюкзаком и велосипедом, и, по-моему, что-то даже сломав (у турникета). Побежал смотреть на морду поезда – мой. Раздался странный звук, метнулся внутрь. Двери закрылись, поезд поехал. Место, слава богу, есть, с размещением вела проблем нет. По-моему, там даже велосипед возле двери нарисован был, и тамбур у вагона довольно обширный, но я предпочел разместиться в салоне – ехать предстояло минут 40.
Есть проблемы со станциями – я не знаю, останавливается ли этот поезд на нужной мне станции, Denfert Rochereau. И никто не знает. Ладно, фиг с вами, разберемся по ходу.
По ходу сразу разобраться не получается – первые станции поезд проезжает без остановок. Когда он, наконец-то, останавливается, станцию не объявляют, двери не открываются. С перепугу я даже вспомнил, что у них станции вообще не объявляют, надо читать названия на табличках за окнами. С дверями тоже вспомнил – у них двери надо самостоятельно открывать. Ребята, читайте о стране, куда собираетесь, заранее – жить будет проще.
Тем не менее, читать названия из поезда, едущего 100+ км/ч, весьма проблематично. Платформы тоже с разных сторон, куда выходить – непонятно. Но и тут повезло – на моей станции и остановка была, и народ выходил.
Дальше повезло просто феерически – стоило только остановиться посреди станции, чтобы посмотреть, куда мне дальше (переход на метро, линия 4, направление Porte de Clignancourt до станции Montparnasse Bienvenue – поверьте, произносится это еще сложнее, чем пишется, а моим речевым аппаратом не произносимо вообще), как ко мне подошел парень, и на английском поинтересовался, не нужна ли мне помощь. Вот не надо делать поспешных выводов – в московском метро тоже с удовольствием помогут разобраться. Но нужно спрашивать, и везенье заключается в том, что найти в Париже парижанина еще сложнее, чем москвича в Москве. А он нашелся сам. Я ему только распечатку показал, и он отвел меня к нужному переходу. Правда, не смог ответить, могу ли я ехать дальше по билету RER. Но я попробовал – могу.
В метро проще – скорость меньше, станции чаще, табличек на них больше. Народу, правда, тоже, а вот места в вагонах меньше. Но Париж в августе вымирает не меньше Москвы, а то и больше – не смотря на час пик, и влез, и вылез.
Переход метро-вокзал – нечто. По плану – 8 минут по тоннелю. С велом – все 20. Там даже есть движущаяся дорожка, но она не работала. Любить велосипед после этого я стал как-то ощутимо меньше.
На вокзале была обычная касса, с женщиной, которой можно было показать распечатку. Было важно, чтобы она поняла правильно – поездов много, каждые 15 минут, но только каждые 30 идет беспересадочный. Пересадки мне, понятно, противопоказаны, а действует ли билет на все поезда – непонятно. Видимо, да, но я до сих пор не уверен.
Она поняла правильно, и даже показала на табло позади себя этот поезд и номер платформы, но до отправления оставалось 2 минуты. Опять повезло - проломился через турникет (на этот раз у него отвалилось что-то сверху), сразу у нужной платформы, заскочил в поезд, он поехал, а я опять не уверен, что это нужный (не был уверен, что это правильная платформа). Опять спросил, опять повезло с англоговорящим французом, с хорошими данными аналитика – он сначала сам удивился, т.к. не думал об этом, но потом по схеме разобрался, что если этот поезд идет в Сен-Кантен-ан-Ивелин, куда ему надо, то до следующей станции, Трап, идет точно, т.к. разветвления линии начинаются раньше. И дальше мы, довольные собой, мирно трепались все 30 минут пути. Он никогда не слышал про ПБП, про Курск слышал, но только про лодку. Живо так интересовался, а я каким-то образом даже мог ему отвечать. Как – сам не понимаю.

    О языках.
    Конечно же, говорю по-иностранному я мягко говоря плохо. В школе – немецкий, с тех пор ни единого слова на нем не произнес. Французский на уровне «жэ нэ манж па сис жур», мерси и пардон, читать вообще не могу, да и произнести половину слов не могу, уж больно сложные буквосочетания. Английский – один семестр в политехе, песни пели. И много лет в интернете, последние пять – интернет-сайты велосипедной тематики, гугл-переводчик. Нахватался, как говорится, слова где-то отложились, а в нужное время эти знания всплыли. Всякие там времена и склонения не про меня, но, в общем-то, они и нафиг не нужны, вполне можно общаться неопределенными формами, оперируя интонациями. Правда, я не знал, как эти слова звучат, поэтому приходилось угадывать, и это даже удавалось. Мне даже неоднократно говорили, что я достаточно неплохо говорю по-английски – по крайней мере, понятно, и лучше большинства французов.
    У французов с английским отношения тоже напряженные. Парижане что-то про него слышали. В провинции – и слышать не желают. Проще говоря, чем дальше от Парижа, тем меньше его будут знать. В меньшей степени знают испанский и немецкий, это как второй иностранный в школах бывает. Тем не менее, в большинстве случаев на ПБП постараются найти переводчика, так что жить можно.
    Общаться с таким английским лучше с теми, у кого английский не родной. Прекрасно получалось с французами, голландцем, сингапурцами. У нас схожий словарный запас, и мы прекрасно понимали друг друга. А англоговорящими можно было неплохо общаться, если они не забывали о том, что говорят с иностранцем, и говорили медленно, простыми словами. Например, с соседями-канадцами говорить вообще не получилось, очень быстро и очень много слов. Очень тяжело – с японцами. Они старательные, но акцент убивает все.
    Впрочем, мне показалось, что пожив месяц в такой среде, я бы заговорил вполне сносно.
    Жаль, что практиковаться теперь неизвестно когда получится.

Двери у электрички тоже ручные, но тут я уже это понял сразу. Выбрался, достаточно легко сориентировался, даже вышел в нужную сторону. Оставался последний участок – 2 км пешком. Хотел на такси, но их на стоянке не было. Пришлось идти пешком.
А ведь Дима еще в Курске поинтересовался, насколько я доверяю гугл-картам! Будто у меня был выбор. В общем, вела меня карта, да не довела – по ее данным, я сделал лишнюю петлю, а гостиница оказалась на прямой вдоль железной дороге. Так что метров 500 к двум километрам я добавил, и опять дорогу пришлось спрашивать. Только сначала побегать, поискать, у кого спросить – промзона, ни души. Дошел уже вообще никакой, отдыхал каждые 20 метров. Когда увидел здание с картинки на распечатке бронирования, был счастлив.
Изображение
Отель

На ресепшене, к счастью, была англоговорящая девушка. Ее сменщик по-английски не говорил, так что мне опять повезло. Спросил про Бочарова – уи, говорит, приехал! Даже половину суммы заплатил. Доплатил остальное, и пошел в номер.
Бочаров уже разместился. Как он сумел объясниться, опять непонятно, но его поняли, и даже дали номер согласно брони, трехместный.
Дальше делились впечатлениями от поездок. Автобус, конечно, жесть, но дальше Бочаров опять читерил – должен был ехать 30 км своим ходом, а доехал на электричке (ему в автобусе повезло, объяснили куда и как), а потом на такси, прямо до гостиницы. В автобусе его кормили посторонние женщины, звали в гости – в общем, этот устроится. Он даже в номере двуспальную кровать занял, правда двухъярусную. Мы потом второй ярус как полку для вещей использовали. В общем, жалеть его мне как-то не очень хотелось – я в дороге провел всего чуть меньше суток (Бочаров почти трое), но ел за это время только один раз, в самолете, и пешком на себе велосипед и багаж таскал побольше.
Пить он отказался. Спортсмен, жрет милдронат, ему, видите ли, нельзя. Любить спорт после этого больше, я, конечно, не стал. Джин так и не выпили, половину бутылки пришлось оставить.
Про еду выяснилось, что мне есть нечего, т.к. магазинов в окрестностях как-то не заметил, но и тут девушка с ресепшена помогла – дала рекламу фастфудов с доставкой, надо было только пальцем потыкать в понравившееся, а она звонила и заказывала сама, прямо в номер. Удобно. Хотя и не дешево, минимальная сумма, от которой доставляют, 9-10 евро, на одного даже многовато еды получается. Тем и поужинал. И 50 грамм джина, с тоником из фаст-фуда, за приезд, нам чужды предрассудки и пролетарская компанейщина. Да и засыпалось лучше, после дорожного стресса.
У меня в тот же вечер интересовались, как мне Париж. А никак, я его и не видел – электрички у них там прячутся в тоннелях, канавах и за заборами, в вокзал попал через переход, и из достопримечательностей видел только кусочек небоскребов Дефанса, из электрички. Но осмотр города до старта и не планировался.
Timestamp: 18 августа 2011 года, вечер.

Глава 3. На старт!
С завтраком решил не церемониться, и воспользоваться «шведским столом» в гостинице, за 4,8 евро. Отель у нас очень «эконом-класса», так что и завтрак соответствующий – никакого мяса, выбор хлеба, джемов, мед, масло, хлопья, молоко, кофе, апельсиновый сок. Впрочем, говорят, это вполне нормальный набор для европейских гостиниц. Сначала стеснялся, и брал так, скромненько. Но под конец разъелся, и одних бутербродов делал по три штуки, с багетом/тостом/сдобой, да и про масло не забывая. В целом, хватало, и за 4,8 евро было вполне прилично. Бочаров обходился своими припасами.
Затем собрал велосипед. При перевозке вел не пострадал абсолютно, хотя было видно, что ему доставалось – заглушка с колеса не просто отлетела, а вообще отломилась (на обратном пути вообще ухитрились сломать распорку в вилке – но вилка не пострадала)..
Собрал, и мы поехали на небольшую покатушку – разведать дорогу к старту, а потом прокатиться по окрестностям.
Распечатку дороги к старту я забыл, но маршрут помнил. Поэтому добрались без проблем, разве что столкнулись с особенностями французских дорог.
Изображение
Перекресток в окрестностях. Башни на фотографиях - водонапорные

    Про асфальт.
    Асфальт в целом хороший. Трещины редки, и в основном в городах, наплывов нет вообще, но очень много «вибрационных» кусков – то ли такой асфальт, то ли выветривание, не ясно. Как и у нас, в общем-то (в Курской области, за всю Россию не скажу). Хотя на бревете эта особенность доставила немало неприятных минут. Ну и в маленьких городках любят оставлять куски брусчатки, видимо, на память. Тоже, доставляет.
    Есть, правда, спецэффект – то ли асфальт такой, то ли я с давлением чего напутал, хотя качал и своим насосом, и стационарными в мастерских, но мне постоянно казалось, что колеса слишком мягкие. На равнине вокруг гостиницы было еще терпимо, а вот на холмах ПБП мозг готов был взорваться, я иногда каждые 10 минут останавливался и проверял пальцами. Так до конца пребывания во Франции к этому эффекту и не привык.

Народу на старте было мало. Хотя велосипедисты в поле зрения были всегда, и фотографы уже бродили по окрестностям. Видимо, где-то тогда мы с Бочаровым и попали в кадр.
Изображение
Фото, сделанное одним из фотографов ПБП

Мы тоже сфотографировались на фоне ворот спорткомплекса, откуда предстояло стартовать, и поехали кататься – сначала в Гвинкур, собственно, город, где находится старт, в сторону замеченного логотипа супермаркета Carrefour.
Изображение
Бочаров на фоне входа на стадион

Как ни странно, не смотря на всю маскировку, магазин мы нашли. Хотя даже стоя перед входом в него, пришлось спрашивать. Не выпячивают французы такие вещи – торговый центр выглядел не помпезным чудовищем, как любят делать у нас (см. «Пушкинский»), и не утилитарным сараем (см. все гипермаркеты Курска), а вполне симпатичным стеклобетонным сооружением, функциональным, но не броским. Бутики, кафе, рестораны, магазины – всего этого навалом (мы позже исследовали это дело), но на улице почти ничего нет, даже рекламы – торговый центр только по логотипам Карфура и Макдональдса опознавался.
Бочаров остался с велами, а я пошел знакомиться с ассортиментом.
Чуть не заблудился – вроде маленький снаружи торговый центр, а внутри один Карфур на два этажа, каждый этаж – как у нас «Линия» на Энгельса. Добавьте к этому, что я все так же ни слова не знаю по-французски, а мне надо шампунь, мыло, одноразовые тарелки и разобраться с продуктами. Там даже велосипеды продают! И нехилый отдел велозапчастей, от камер и масла до сумок и колес в сборе.
В общем, и не купил ничего особенного, а с полчаса прогулял. Бочаров даже опять фотографам попасться успел.
Изображение

    Про дорожное движение.
    Наибольшую проблему нам доставили перекрестки, коих в Сен-Кантен-ан-Ивелине очень много. Которые кольцами, еще ладно, хотя не всегда понятно, где же кольцо главное – Бочаров что-то пытался объяснять, и он даже водитель, но как-то не убедительно, и сам путался в показаниях. А я от этого далек, да еще и знаки незнакомые, с надписями на французском. Приходилось ездить на наглости, благо, во Франции у велосипедистов прав много больше, чем даже предусмотрено правилами.
    Изображение
    А вот со светофорами было весело. У нас же как: проехал стоп-линию, встал на зебре, и стартовал по желтому на светофоре на другой стороне улицы – типа, обогнал. Во Франции не так. Светофор стоит четко на стоп-линии, дублирующий светофор висит на том же столбе, на уровне глаз велосипедиста, и, видимо, для велосипедистов и предназначен. И все. На другой стороне перекрестка светофора нет! А как же пешеходы, спросите вы? Да, для них есть свой светофор, на другой стороне перекрестка. Но он не синхронный с автомобильным! Зеленый на нем не означает зеленого для автомобилей в том же направлении. Т.е. заехал за стоп-линию – не увидишь, когда загорится зеленый. И дальше, если даже рядом не будет полиции, и штрафа не будет, стартовать придется только по гудкам стоящих за тобой. И надейся, что никому из них не придет в голову пошутить.
    Очень эффективный способ, не находите? Мы в эту ловушку попадались регулярно. А под конец просто забивали, и ездили по ситуации – машин нет, едем. Не то, что мы такие злостные нарушители, но и стоять с неясными перспективами не хотелось, особенно если надо было повернуть налево – я вообще не понимаю, как это там правильно сделать, с учетом несинхронных светофоров даже для разных полос движения.
    Добавьте к этому разные виды лежачих полицейских (не тонкие, как у нас, а довольно широкие и высокие, или узкие – если ехать с нормальной скоростью, можно пропустить его между колесами), разнообразные «карманы», создающие на дороге искусственные изгибы, разделители, стопы и «зоны 30» – захочешь, а не разгонишься.
    Дополняет картину наличие весовых ограничений – почти на каждом перекрестке висит табличка с указанием нагрузки на ось, грузовики не едут там, где асфальт на них не рассчитан. Поэтому и дороги хорошие, и серьезных аварий меньше.

Заскочили в гостиницу, выложить покупки, и поехали на «тренировку».
Я думал прокатиться по национальной дороге N10, предполагая, что она будет хорошо размеченной, чтобы не заблудиться, и не очень загруженной, потому что не автомагистраль. Фиг там. Дорога оказалась мало отличающейся от автомагистрали, по две полосы с разделителем, трафик оказался просто бешеным, но основная проблема оказалась даже не в нем – в велодорожках.

    Про велодорожки.
    Больная тема. Вроде бы да, они для удобства и безопасности велосипедиста. Но опыт катания по ним показал, что реализация делает велодорожки малопригодными для перемещения даже на спортивных велосипедах, не говоря уже о спортивном темпе.
    В частности, вдоль «соседней» N10 шла велодорожка. Обычно - полосой вдоль обочины. И, как я и предсказывал, даже во Франции вся эта полоса была просто засыпана мусором – камешки, осколки и ветки. Ехать можно, но на непробиваемой резине, чем мы на шоссерах похвастаться никак не можем. Более того, при примыканиях к трассе второстепенных дорог, она или исчезала совсем, и становилось непонятно, как проезжать перекресток, или уходила вглубь второстепенной дороги, чтобы извернуться где-нибудь там, на первом светофоре. Тренироваться на таком невозможно.
    Свернули с национальной дороги, на обычную, вроде как межгородскую. Там тоже велодорожки, только другие – отдельно от дороги, в большинстве случаев, совмещенные с тротуарами. Почище, но и покрытием похуже, с трещинами и корнями. Разогнаться на ней также нереально – кроме качества покрытия, присутствуют еще и ограничители скорости на каждом перекрестке/выезде, в виде заграждений, проскочить между которыми не снижая скорости нереально.
    Изображение
    Ну а самая главная засада – с велодорожки или не видно вообще, или плохо видно дорожные указатели. Французы в этом плане крайне правильные – указателей множество, на каждом перекрестке подробно описано, куда ведет какая дорога, и указатели сориентированы очень точно, не ошибешься, в отличие от той же суджанской объездной, где указателей много, но куда они показывают – непонятно. Однако, эта точность имеет и обратную сторону – видно указатели только тех направлений, куда ехать можно. Другие указатели просто не видно, они стоят или вообще задом, или под непросматриваемым углом. А с велодорожки можно и «свои» указатели не увидеть. Мы и не видели. Я после специально эксперимент ставил – ездил по велодорожкам, доехал до нужной точки, и обратно. Туда – доехал. А вот обратно – заблудился, и пока внаглую не поехал по проезжей части, дорогу найти не мог.
    В то же время, при наличии велодорожки, водители агрессивно выгоняют со «своей» территории – сигналят, ругаются.
    В общем, мой вывод – велодорожки в окрестностях городов для местных бабушек и дедушек, для поездок в магазин или соседний город, на ашанбайках, т.е. когда не надо смотреть маршрут, и торопиться. Туристам, а тем более спортсменам, велодорожки противопоказаны – не разгонишься, а только потеряешься. Причем французы думают, видимо, также – ни одного велосипедиста на велодорожке мы так и не увидели (за одним исключением, но там и велодорожка реально хорошая, и местность безлюдная, и ограничителей нет).
    А вот в Париже велодорожки оказались очень даже в тему – я по ним с удовольствием катался в матрасном темпе, осматривая достопримечательности. Хотя и там проблем хватает – паркуются, гады. Аварийку включают, и идут по делам. Машины городских служб тоже не брезгуют, а уж разгружаться у магазина на велодорожке – вообще только так. Дикие туристы тоже любят бродить по велодорожке. Очень часто велодорожка находится между парковочной полосой и тротуаром. В таком случае парижане любят бросаться под колеса, выскакивая из-за машин или с тротуара.
    Более того, велодорожки часто совмещены с полосой для автобусов и такси. И если автобусы вполне корректны, то таксист может и вякнуть что-нибудь – сам сталкивался. Особенно позабавила велодорожка не вдоль обочины, а прямо посреди улицы, отделенная бордюром, опять же, совмещенная с полосой для общественного транспорта.
    Регулярно попадались «кирпичи» или одностороннее движение, с припиской «кроме велосипедов». Часто на велодорожке указано, сколько велосипедистов могут ехать по ней в ряд. На перекрестках можно видеть, что на всех рядах нарисованы велосипеды – видимо, это означает, что можно ехать (и, похоже, поворачивать) этот перекресток по любой полосе. Хотя на площади Конкорд разметка уже успела стереться с камней, и пересекал я ее знатно – прямо по центру, даже не зная, можно ли мне вообще ехать, и не горит ли где-нибудь мой красный. Так что расслабляться нельзя никак, и я не уверен, что в итоге было проще и удобнее, чем у нас.

Так что кружение по окрестным городкам удовольствия не доставило. Постоянно останавливались, чтобы свериться с картами движения общественного транспорта, висящими на каждой остановке, если б не они – может, до сих пор бы там кружили. Кстати, реклама ПБП (скорее, приглашение посетить стартовые и финишные мероприятия) висела там даже на остановках. И прикольная реклама Макдональдса, в виде силуэта проносящегося мимо макдака велосипедиста, которому протягивали маковский пакет – все хотел сфотографировать, но она попадалась в неподходящие моменты.
Изображение
Остановка с рекламой ПБП

Ноги размяли, и то хорошо. Напоследок, нашли вроде бы неплохую «департаментскую» дорогу, но потеряли ее в первом же городке. Вернулись в гостиницу, поужинали, и спать.
Изображение
Бочаров и номер
Изображение
Коридоробалконы
Изображение
Вид с балкона на железную дорогу. Поезда ездили часто, но они тише наших, и спать не мешали совершенно.

Утром предстояло ехать на регистрацию и проверку велосипедов. Мне было назначено на 11 утра 20 августа, Бочарову – на 12 дня 21 августа, но он поехал со мной, сориентироваться по обстановке, и, если получится, пройти контроль заранее.
Народ на стадионе был. И немало.
На контроль Бочарова допустили, на регистрацию – тоже. Сам контроль был довольно формальным – наклеили бумажки с номером участника на раму (контроль при выходе, чтобы никто не ушел с чужим велом), проверили наличие света и жилеток. Все. На предмет моторчиков не просвечивали :), зато дали по фляге с символикой ПБП. Затем велы предполагалось поставить на парковку, и мне с большим трудом удалось убедить Бочарова, что украсть именно его вел тут врядли будут желающие – есть и более интересные экземпляры. Сам я затем даже каску оставил повешенной на руль – ничего с ней не случилось.
Изображение
Велопарковка
Изображение
Зал регистрации
Изображение
Поляки
Изображение
Филиппинки

На регистрации была отдельная русскоговорящая девушка, как оказалось – дочка одного из челябинцев. Так что проблем не возникло.
Изображение
Та самая девушка

Нам выдали стартовые комплекты, из специальной сумочки, комплекта номеров, маршрутной книжки для отметок, и чипа, который предлагалось повесить на ногу. Там же лежала медаль суперрандонера. Легенды на бревет не полагалось, организаторы считали, что достаточно стрелок на дороге, а кому надо, мог сам распечатать легенду из pdf-ки с правилами. Для себя и Бочарова я подготовил небольшие «памятки»-наклейки, ламинированные скотчем от дождя, с указанием КП, расстояний между ними, и общего расстояния, которые надо было вешать колечком на руль. Очень удачная идея оказалась, ее оценили даже опытные участники.
Забрали заказанные майки ПБП, и остались бродить по окрестностям. Я – с целью познакомиться с россиянами, которые собирались у стола «Балтийской звезды», где рекламировался предстоящий бревет Вологда-Онега-Ладога, и забрать российскую ПБПшную форму, Бочаров – за компанию.

Изображение
Стол «Балтийской звезды». На заднем плане – примерка формы.
Изображение
Разборка коробки с формой

Наконец-то лично познакомился с Валерием Комочковым, и еще многими легендарными личностями российского рандоннерского движения.
Изображение
С Харисом Сахиповым – если не ошибаюсь, старейший российский участник
Изображение
С Михаилом Каменцевым и Валерием Комочковым

Валерий нас похвалил, сказал, что мы неплохо раскрутились. Бочаров узнал у франкоговорящего Комочкова, как будет по-французски «вы очень красивая», и, вооруженный этим знанием, пошел куда-то. Потом еще пальцами показывал, на понравившуюся француженку, но я не разглядел.
Долго бродили по окрестным торговым площадкам – купил изотоник в дорогу (я еще думал, что он может понадобиться), к которому подарили вторую флягу, и набор гелей (понадобились). Пошли к велоторговле, где с большими скидками продавали разное вкусное, типа софтшеловских курток за 100 евро, к чему мы были не готовы – денег не было. Кульминацией стали спешевские шоссейные туфли, которые отдавали за 150 евро, при цене в 250, и их можно было даже померить. Бочаров весь извелся, но кредитки не принимали, а налом у него столько не было. Я ничего покупать не собирался, но тоже полазил, посмотрел.
Изображение
Стойки раздачи заказанных маек, и торговля изотониками и гелями
Изображение
Бочаров и SIDI

Было довольно много забавных велосипедов, которых у нас не встретишь. Но если лигерады и веломобили еще хоть как-то, по картинкам, можно было себе представить, то вот лигерад-тандем, на котором едут, смотря в разные стороны, удивил не только меня. Вокруг него стояла такая плотная толпа, что я даже не попытался его сфотографировать, не было смысла сквозь головы.
Изображение Изображение Изображение
Лигерады
Изображение
Веломобиль
Изображение
Забавный трехколесный тандем

Народ ездит на разном – от топового карбона, до старинных стальных Пежо. Это не считая совсем уж экстрима – складных велов а-ля «Десна», синглспидах и даже фиксах. Был один дядька, на древнем стальном дорожнике, сам не менее колоритный, чем его велосипед.
Изображение
Стальной Пежо
Изображение
Типичный вид рандоннерского велосипеда – динамо-втулка, багажник, сумки, крылья
Изображение
Тот самый дядька. Там как бы не деревянные обода вообще

Наконец, Бочаров уехал, а я остался – зачем сидеть в гостинице, если можно общаться с людьми? Тем более, что «примелькаться» стоило, чтобы на марафоне узнавали, да и про ВелоКурск не забыли, если будет что-нибудь сладкое :).
Даже сходил с Мишей Каменцевым и его дочкой в кафе, пообедать. Эта прогулка стоила мне второй мозоли на ноге, только теперь на пятке, т.к. в поисках устраивающего всех кафе мы бродили часа два, не меньше – макдак пОшло, вьетнамская кухня – страшно, паста – дорого. Это у них традиция такая, оказалось, аппетит нагуливать. В конце концов, поели вкусной пиццы в итальянском кафе.
Изображение
Закоулки торгового центра. На самом деле - что-то типа фудкорта на улице
Изображение
Меню, оформленное для ПБП. Ну и цены

Так и день прошел. Вернулся в гостиницу, где народу заметно прибавилось – нашими соседями оказались канадцы, южноафриканцы и австралийцы. Ужин также заказал по телефону, собрал подседельную сумку, и закрепил ее на веле, попутно выяснив, что забыл дома рукава и чулки. Повесил номера, 50 джина, и спать. Правда, спать особо не давали – вся гостиница праздновала, старательно смещала время сна, готовясь к вечерним и раноутренним стартам. Я вот об этом не подумал, а зря. Так что и ночью толком не поспал, и днем потом не пришлось.
Изображение
На таких машинках французы ездить абсолютно не стесняются
Изображение
Велосипед готов
Изображение
Стартовый комплект: маршрутная книжка, специальная герметичная сумочка, в которую положил страховку, график движения, распечатку профилей этапов, и монеты на сувениры

Ночью шел дождь. Это напрягло, повторения 2007 года, когда практически весь ПБП прошел под дождями, никому не хотелось, особенно мне – 4 дня под дождем явно не пойдут на пользу моему состоянию. Ничего не имею против теплых летних дождей, но уже не совсем лето, да и я не на матрасной покатушке. И вообще, вел все же жалко.
На утро пришлось опять ехать на старт, с целью купить забытое дома. Купил, благо палатки еще не свернулись (рукава с лого французской федерации велотуризма – 15 евро, чулки Сантини – 20). Бочаров поехал со мной, опять облизывался на туфли. Познакомил его с Александром Соколовым, из Питера, с которым сам познакомился в Крыму, на бревете. Он тоже стартовал на 84 часа, а Бочаров отчаянно искал себе компанию, хотя бы на стартовый участок. О чем они договорились, не знаю, но стартовали вроде вместе.
Изображение
Торговля
Изображение
Бочаров и Соколов (в центре). Фото с сайта http://www.molodoy-boez.narod.ru

Я же обнаружил занятную штуку – светоотражающую жилетку пристойной формы, не парусящую, более того, ветроводонепроницаемую, и с высоким воротником, за 20 евро (со скидкой 50%, причем на меня вполне налез размер S). Одев ее, я, как думал, избавлюсь от трех вещей сразу – теплой виндстоперной жилетки, которую предполагалось одевать ночью, дождевой куртки – она у меня все равно не велосипедная, и рукава получаются короткими, и собственно светоотражающей жилетки. В общем-то, это была не то, чтобы большая ошибка, но кое-чего я все же не учел. А именно – виндстоперная жилетка греет, а эта, по сути, клеенка – нет. По факту чего проблем и отгреб, но это выяснится потом. Пока же меня все устраивало, так что купил и ее, значительно превысив дневную норму денежных расходов, и заложив фундамент для дальнейшего разорения.
Затем вернулись в гостиницу, перепаковался, убрав ставшие ненужными вещи, и переоделся. Первый и последний раз навел изотоник – на вкус не лучше нашего супер-карбо, только стоит раза в четыре больше. Бочаров остался отсыпаться (ему предстояло вставать в 3 часа ночи, чтобы попасть на старт к 5 утра), а я поехал в сторону старта, с намерением поесть, посмотреть на первые старты в 16.00 (группы на 80 часов), и, по возможности, попасть в первые стартовые группы, чтобы как можно дальше уехать засветло.
Пообедал в том же кафе, где вчера ели пиццу. Только на этот раз взял пасту. Опять же, правильно поступил – ее мне хватило практически до первого пункта питания, через 140 км, да плюс ожидание старта больше двух часов.
Изображение
Предстартовая паста. В графине – вода! Во Франции вода в общепите бесплатная.

Timestamp: 21 августа 2011 г., около 15 часов дня.
Ширится ганебная зрада. Зреет генотьба против боротьбы.
Bad_Admin
Randonneur
Аватара
Откуда: Курск, СХА
Велосипед(ы): Colnago, Forward 1100 кастом

Сообщение #3 Bad_Admin » 11.04.2013, 12:48

Часть II. Собственно…
Глава 4. Туда
К стартовому городку я приехал с большим запасом. Очень большим, часа за 2,5 до старта. Но толпа уже стояла. Давненько я не видел столько народу в одном месте, а столько велосипедистов – наверное, до следующего ПБП не увижу. И, похоже, я был не одинок в своей гениальности, стартовать в первых группах, чтобы потом как можно дольше пользоваться накатывающими «волнами» последующих стартов. Велосипед пришлось бросить на подходе, зато сам я довольно легко нашел место у ограждений, и посмотрел на самый первый старт, в 16.00, группы на 80 часов. Стартовая церемония длилась с полчаса, выступали все. Между тем, не смотря на ночной дождь и довольно свежее утро, ко второй половине дня стало довольно жарко, так что я то мог хоть как-то укрываться в тени, а вот стоящим в стартовом створе было, наверное, не очень комфортно. Но, тем не менее, стартовали без задержки.
Изображение
Мотоциклы сопровождения
Изображение
Первый старт

Дальше я смотреть не стал – надо было подумать и о себе. Как я понял, стартовые группы формировались внутри стадиона, куда надо было попасть для стартового контроля. Вход в стадион был оставлен только один, через подземный тоннель, и все подходы к нему были плотно забиты толпой.
Изображение
Толпа перед входом на старт

Тем не менее, тихой сапой, я все же пробрался прямо к самым ограждениям, смешавшись с толпой итальянцев. Которые, все же, очень похожи на нас – аккуратно, за разговором, итальянцы отодвинули пластиковый заградительный блок, и понемногу просачивались прямо к самому входу в тоннель. Моя позиция оказалась не очень комфортной, прямо на солнцепеке, зато я отлично видел действия итальянцев, и смог подобраться прямо к ним. Где движение окончательно остановилось – толпа заняла все свободное пространство.
Там, за светским разговором о погоде, я и познакомился с французом Роже. Он хорошо говорил по-английски, гораздо лучше меня, но мы как-то сразу нашли общий язык. Мы стояли и говорили о наших странах, велосипедах, рассказывали друг другу о себе. Он рассказал, что приехал из-под Лилля с границы с Бельгией, работал в GM, много ездил по миру, и поэтому говорит по-английски, и вообще отличается несвойственным французам космополитизмом. В частности, он рассказал, что французы не очень любят путешествовать, и мне показалось это логичным – у них самих прекрасная страна, в которой есть все, и им, на мой взгляд, действительно нет большого смысла куда-то ездить.
Но больше всего меня поразило то, что в ПБП Роже участвовал только второй раз. Это при том, что ему уже 65 лет. Я видел, что в толпе не много молодежи, и понятно было, что для европейцев бреветы не совсем молодежное занятие, но о таком не мог даже подумать. Вот вы можете себе представить нашего «дедушку», который вышел на пенсию, и в возрасте 61 года впервые поехал на марафон 1200 км? Возможно ли у нас вообще сохранить здоровье в до такого возраста? Не знаю.
Причем это не единичный случай, после этого я у каждого, с кем знакомился, интересовался возрастом и числом ПБП – действительно, многие начинают ездить ПБП в возрасте, близком к 60. И хотя у нас в России тоже есть примеры «бреветного долголетия», тот же Валерий Комочков, или Харис Сахипов, но у нас это уж слишком очевидные единичные случаи. Не знаю, кто как, а я Роже позавидовал.
Ехал француз на карбоновом кастоме. На раме указаны его имя и фамилия, изготовителя рамы я не запомнил, но это не известный бренд, скорее, небольшая гаражная контора.
Еще Роже, имея опыт, четко представлял стартовые процедуры, так что я не дергался, а просто шел за ним. Так, за разговорами, мы просочились на стадион, прошли стартовый контроль (посмотрели на наличие фонарей, жилетки одевать, к счастью, по случаю жары не заставляли, хотя правила это предусматривали). Нам поставили штампы об отправлении в маршрутные книжки, проверили работу чипа (должен был раздаться писк при проходе через считывающий мат, но через него одновременно шли несколько человек, так что никто ничего не понял) и как-то вдруг мы обнаружили себя перед стартовой аркой. Попасть в первую группу получилось, хотя мы ничего специально для этого не делали.
Изображение
С Роже

Ну а раз уж так вышло, решили ехать вместе. Сколько получится, т.к. о возможностях друг друга мы не знали, но со знакомым ехать все веселее.
Изображение
Стартовый створ изнутри

Положенные речи, и вот – старт! Удивительно, но ни страха, ни сомнений не было – мозг был настолько занят переводом, для общения с Роже, что ни на что другое времени просто не оставалось. И за это я ему особо благодарен.
Хотя и общая праздничная атмосфера стартового городка этому немало способствовала. Солнце, музыка, толпы вдоль дороги – первые километры пролетели каким-то фантастическим калейдоскопом, и, наверное, только километров через 50 я, наконец, понял, во что ввязался.
Изображение
Первые километры

Запомнился забавный момент. Группа вылетает из-за поворота, под спуск, на скорости. И прямо за поворотом стоит девушка. В купальнике. Эффектная поза и поднятый вверх большой палец. Я проехал рядом с ней, буквально в полуметре, но все равно не уверен, что это на самом деле видел. Однако, судя по забавной панике в группе, когда никто ничего не понял, а притормозить нельзя, что-то интересное видели все. «Это Франция» - подумал я. И потом все забавное и непонятное объяснял именно так.
Мы и на старте стояли далеко не в первых рядах, поэтому шли в уже довольно разреженной части группы. Скорость была невелика – выше 30 мы не ехали, и при этом не теряли контакта с группой, двигаясь, в общем-то, в ее темпе. Роже на старте такую задачу и озвучил – на первую ночь найти хорошую группу, и в ней отсидеться. Меня это полностью устраивало.
Однако, не все было так уж гладко. Сначала столкнулись с холмами, и первая встреча мне очень не понравилась – сразу же пришлось вставать. Первый встреченный россиянин, которого я, к сожалению, лично не знал, сказал, что его Гармин показывает градиент в «…дцать» процентов. Я точно не расслышал, сколько, хотя и ощущений было достаточно, чтобы испугаться – если так пойдет и дальше, то как же это ехать???
Относительно успокоил Роже – он тоже был с навигатором, и его показал 8%. Хотя нельзя сказать, что мало, даже для свежих ног. Попутно выяснилось, что в горку Роже со мной ехать не может – его темп ощутимо ниже, хотя я тоже не форсировал, стараясь просто ехать в темпе группы. На вершине пришлось сбавлять темп и его ждать, сажать на колесо, довозить до группы и дальше самому садиться к нему. Темп получался явно рваным, но я надеялся, что все выровняется по ходу, когда произойдет окончательное разделение участников по уровням. Однако, после подъема шел спуск, потом опять подъем, и так бесконечно – чистой равнины почти что и не было.
Пока же ехали, как едется. Роже рассказывал о маршруте, который уже видел в прошлый раз. В частности, про участок леса Рамбуйе, через который мы ехали. Говорил, что в прошлый раз ехал его один и ночью – было страшно, совы летали, выло что-то. Мы, к счастью, проехали его перед закатом.
Второй раз напугала встреча с брусчаткой – pave. В городках на маршруте часто оставляли брусчатой центральную часть, но брусчатка была в основном хорошей. Однако, кусками, буквально по 2-3 метра, встречалась и настоящая, историческая – неровная, из крупных камней, с большими щелями между ними. Первый же такой кусок потряс до глубины души. Но Роже сказал, что такие бывают не часто.
Первая остановка через 80 км – у дома, где хозяева наливали воду. Изотоник мне как-то не пошел, поэтому вылил его, и залил обычную воду. Во второй фляге у меня был местный энергетик, на котором рассчитывал проехать ночь.
Изображение
Дорога

Потом еще раз останавливались, с той же целью. Тут народ серьезно подготовился – был шланг с высоким давлением, наполняющий флягу за несколько секунд. Во Франции нет общественных колонок, как у нас, но воду можно добыть практически везде – говорят, что даже в фонтанах вода питьевая. Но без экстрима можно просто попросить налить воды в любом кафе. Нальют без проблем, причем сам видел, что в некоторых кафе наливали покупную, бутилированную воду, хотя и обычную воду из-под крана пить можно – я проверял, даже с моим желудком никаких проблем не случилось.
Вообще, такая поддержка со стороны местного населения – одно из главнейших впечатлений от ПБП. Причем это был взаимный праздник: поддержка воодушевляла участников, а зрители получали яркое зрелище – тысячи велосипедистов, разные велосипеды, цветные формы, разнообразные логотипы и страны. Можно было увидеть компании, устроившие барбекю у дороги – и нам покричать, и себе отдохнуть.
Были и атрибуты Тура – встречались по-всякому оформленные велосипеды, как это любят делать на гонках.
Стемнело, одели жилетки. Они, конечно, для безопасности, но разноцветная группа вмиг превратилась в одноцветную массу, своих стало различать проблематично. Зато появился другой символ ПБП – бесконечная полоса красных огоньков впереди. Казалось, каждый холм впереди был размечен красными огоньками, можно было даже не следить за стрелками, просто ориентируясь по огням. Причем я, по большей части, так и делал, т.к. не всегда мог разглядеть крайне неудачные стрелки и ни разу не заблудился.
Включили фонари. И тут меня ждал очередной сюрприз – фонарь Роже, питаемый динамо-втулкой, пересвечивал мою Аврору, даже включенную на максимум! Это был полный шок. Пятно, правда, довольно странной формы – яркий квадрат с неровными краями метрах в 7 от велосипеда, и слабо засвеченный круг почти до самого переднего колеса. Я очень хотел повнимательнее рассмотреть, и, по возможности, расспросить Роже об этом чуде инженерной мысли, но, к сожалению, не случилось.
Здесь же и произошло практическое знакомство с экзотическими (для нас) велосипедами.

    Велосипеды на ПБП.
    Основную массу, конечно же, составляли шоссейники. Алюминиевые, стальные, карбоновые – всякие. Ультрасовременные аэродинамичные и старинные, с манетками на раме. МТБ были крайне редки, я, наверное, могу вспомнить только один увиденный байк - и то, случайно попавший в объектив.
    Довольно много встречалось тандемов. Позабавила пара японцев, с табличкой «just married» - я довольно долго сидел за ними. За тандемами вообще оказалось удобно сидеть – он один, а от ветра прикрывает, как два велосипедиста. С горки тандем скатывался также ощутимо быстрее обычных велов, но вот на горку – ощутимо медленнее. Так что подолгу сидеть не получалось.
    Меня же больше интересовала экзотика – лигерады (они же рикамбенты) и веломобили. С веломобилем первое знакомство было не менее шоковым – я лечу на спуске, в аэродинамический посадке, упираясь подбородком в руль, около 57 км/ч, как вдруг справа, как стоячего, обходит НЛО! Я аж за тормоза схватился, но потом присмотрелся – черный веломобиль со светоотражающими полосами и красным фонариком. На спусках эти монстры развивали просто чудовищную скорость, думаю, сотню он разменивает легко и непринужденно. На равнине с ними тоже было нереально конкурировать, с учетом, что его нельзя использовать как прикрытие – самый высокий не доставал мне даже до руля. И самое главное, не смотря на то, что в гору эта конструкция, весом в десятки килограммов, быстро ехать просто не могла, ей этого и не требовалось! Хорошо разогнавшись на спуске, веломобиль, с аэродинамикой ракеты, просто влетал в подъем. Наверное, «пилот» дорабатывал конец подъема, но, тем не менее, обгонять веломобиль получалось только на длинных подъемах, ближе к километру – когда у них заканчивалась инерция. Однако, расплачиваться за скорость приходилось жарой внутри – вентиляция внутри коробки все же значительно уступает единению с природой на обычном шоссейнике. А в дождь они просто накрывались пленкой. При наличии дна, т.е. вода внутрь вообще никак не попадала – завидовал.
    Лигерады оказались наибольшим разочарованием. Я с особым интересом смотрел на них, т.к. конструкция полулежачего велосипеда, снимающая нагрузку со спины и шеи, меня интересовала давно. И, в принципе, продолжает интересовать, т.к. для не сильно холмистой местности (да, теперь про Курскую область я думаю именно так :)) машинка будет достаточно эффективной. Но на трассе ПБП лигерады не впечатлили. Да, быстр на равнине - только ее почти нет, быстр на спуске - но недостаточно, чтобы влететь в следующий холм. А лигерад, ползущий вверх – печальное зрелище. Встать-то нельзя, а масса побольше обычного шоссейника! Все за счет каденса. По этой же причине рассмотренные мной внимательно лигерады имели байковскую трансмиссию, и скорость в подъем не демонстрировали – там, по-моему, основной задачей было не завалиться набок.
    На синглах и фиксах останавливаться отдельно не буду, на ПБП это чистейшее безумие, хотя и такие были. Мне, проехавшему 1200 км на велосипеде ради удовольствия, сложно обвинять кого-то в сумасшествии, однако, фиксеры на маршруте ПБП – это высшая стадия. На их фоне, начинаешь чувствовать себя абсолютно, до отвращения нормальным человеком.
    Особенно доставил француз англичанин на старинном велосипеде (фото было выше), на контролях притягивавший к себе толпы зрителей – не меньшие, чем «двухсторонний» тандем.
    Попадались совсем уже загадочные конструкции, приводимые в движение не только ногами, но и руками, а один раз попалась и чисто ручная «тележка», двигавшаяся по принципу дрезины – к сожалению, на ходу, поэтому не было возможности фотографировать.
    Но особое чувство вызвал одноногий велосипедист. На обычном шоссейнике, он одной ногой готов был сделать то, что мне казалось невероятным - двумя. Встреча наша произошла, как обычно бывает, на ходу, я толком не рассмотрел, и потом сомневался в увиденном, пока не увидел его снова, уже дома, просматривая на ютубе ролики о ПБП. Но даже этой мимолетной встречи хватило, чтобы придать сил уже мне – подумалось, что в случае схода, на его фоне, оправданий для самого себя я не найду. Можно будет отболтаться от друзей и журналистов, что-то придумать – но самого себя мне вряд ли удастся обмануть. Не знаю, кто он и откуда, не знаю, доехал ли, даже номера не знаю – но спасибо ему за мужество.

Запомнился еще какой-то совершенно эпический подъем, у церкви, в безымянном городе. (Т.е. имя-то у него было, но названия мест, через которые мы проезжали, я не запоминал совершенно, кроме КП и одного-единственного городка) Темно, а он извивается, круто так, что на 34-26 стоя лез. После него ожидание Роже прямо даже порадовало – можно было отдохнуть и продышаться.
Скорее добрались до первого «не-КП» - пункта питания Mortagne-au-Perche, 140 км. И здесь мы потерялись с Роже. Он отстал на подъеме, я после подъема остановился на санитарную паузу, и Роже проехал мимо, крикнув, что будет на КП. Я въехал в город, увидел огромную толпу на площади, где усилиями окрестных кафе было организовано питание, и решил, что это и есть пункт питания – контроля же не было! Побродил по площади, поискал, сел в кафе за кофе и сэндвичем – нет Роже. Ну, что делать, поехал дальше, и приехал к организаторскому пункту питания! Но время было потеряно, и найти кого-нибудь ночью, когда нифига не вижу, а все в одинаковых жилетках, возможным уже не представлялось.
У меня были «юбилейные», двухцветные десятки, для сувениров, но именно с Курском монета была только одна. Я подарил ее Роже на старте, на память. Но не успел записать его контакты, о чем теперь очень жалею. Потом мне говорили россияне, что меня спрашивал какой-то француз, но это, понятно, было бесполезно. Фамилию его я не запомнил, единственное, что у меня осталось – его номер, читаемый на совместной фотографии. Но я все же попробую его найти.
Дополнение от 17 января 2012 г. Роже нашелся, точнее он сам меня нашел. Обратился к организаторам, и они дали ему мой e-mail. Теперь переписываемся, обмениваемся фотографиями.
Поехал дальше один, стараясь поймать подходящую по силам группу. И это даже удавалось, но через пару часов я почувствовал, что уже не могу держать ее темп. Оказалось, что во главе группы были итальянцы, и вверх они валили очень мощно, а я тратил силы на попытки удержаться. Помятуя, что все прочитанные отчеты настоятельно не рекомендовали делать этого, я вывалился из этой группы, и дальше ехал в своем темпе.
Тем не менее, стартового запала хватило, чтобы к первому настоящему КП (Villaines-la-Juhel, 221 км) приехать, опережая свой план (который составлялся тоже с запасом) часа на 2,5. Спать уже хотелось, поэтому, отметившись и перекусив остатками сэндвича с соком, решил потратить заработанное время с пользой – проспать.
Изображение
Помещение контроля

Это было ошибкой. Еще не настолько рубило в сон, чтобы заснуть везде, а КП не был оборудован специальным спальным помещением – только маты на полу, прямо в столовой. Шумно – не то слово. Так что и поспать не получилось, и больше часа времени потратил. Единственная польза – минут 15 полежал с ногами выше головы.
Там же обнаружилась проблема с фотоаппаратом – вроде и не мороз был, он и пониже температуры видел, но почему-то именно сейчас стал показывать, что аккумулятор разряжен. Причем не просто показывать, но и вырубаться после вспышки. Поэтому фотографий с первой половины маршрута будет мало – я берег заряд для ритуальной фотографии в Бресте. А аккумулятор так до Парижа и не сдох, днем так и вообще полный заряд показывал.
Поехал дальше. И, по закону подлости, в самое холодное предрассветное время спать захотелось просто нестерпимо. Было жаль тратить время, не хотелось спать на земле, но спать все равно хотелось. О группах уже речи не было – пропускал всех подряд, сесть на колесо не пытался, в таком состоянии нет лучшего снотворного, чем колесо перед глазами.
Светало, на улицы городков вышли мусорные машины, а мне все сильнее хотелось спать. Наконец, забив на все, увидел небольшой ровный пятачок у дороги, покрытый мягкой на вид зеленой травой. К нему и метнулся. Лег прямо на землю, рюкзак под голову. Через пару минут возле меня стали останавливаться – видимо, тушка действовала усыпляюще, и вскоре рядом лежало уже несколько человек.
И в самый интересный момент закапал дождь! Мелкий, даже асфальт толком не намочил, но неприятный. Я пытался его игнорировать, но обстановка как-то не способствовала сну. Пришлось встать и ехать. Через несколько сотен метров увидел навес для досок, под которым уже сидело несколько человек. Присоединился к нам, но было уже не до сна – просто общая расслабленность и апатия. Плюс первые признаки голода. Понимая, что стоя я далеко не уеду, сгрыз несколько таблеток глюкозы, и заставил себя ехать. Как ехал – не помню, пока вдруг, в городке Gorron не попалось работающее в 7 утра кафе! Оно было просто оккупировано велосипедистами, но я все же протиснулся, и замер, т.к. сам не знал, чего хочу, и что у них есть. Выручила девушка, похоже, дочка хозяев (кафе явно семейное, на стене висел рисованный портрет мужчины, женщины и девочки, похожей на встреченную). «Кофи, милк, круассан?» - спросила она, и я как-то сразу захотел кофе с молоком и круассаном. Правда, с круассаном вышло недоразумение. Народу в кафе было много, и все, видимо, хотели того же. Поэтому когда девушка, в обход толпы у стойки, налила мне кружку кофе, добавила молока и подала круассан на блюдце, его, с криком «Это мой!» выхватил какой-то кадр, судя по форме – англичанин. «Придурок какой-то» - подумали мы с девушкой. Круассан, однако, был последний, и девушка, не задумавшись, бросилась на улицу, не смотря на снова начавшийся дождь, за новой порцией. Из которой мне первому был предложен свежайший, еще горячий круассан.
Посмотреть на кафе в Гугл Стрит
И как же мне вкрутилось с того кофе!!! Какой сон, я летел, как птица! Догонял тех, кого пропустил раньше, нагло садился на колесо к незнакомым людям, отдыхал, и цинично срывался вперед. С одним немцем мы даже устроили гонку – я сел ему на колесо, ему это не понравилось, и он попытался уехать. Я его сначала приотпустил, потом догнал, дал возможность сесть на колесо, и «нажал на газ», собираясь добрать едущую впереди группу, выдав кусок за 40 км/ч. Рывка немец не выдержал. Потом, правда, добрал со словами про «вери фаст», и мы поехали вместе, добирая группы впереди.
В одной из них оказался волгоградец (имя опять не помню). Я еще пошутил, что дожили – курянина к волгоградцу немец подвозит. До Фужера мы доехали вместе, но сам город встретил длинным спуском, и я заранее ругался, представляя, как придется выбираться. Потом, уже дома, выяснил, что Фужер находится уже в Бретани, а где проходила граница с Нормандией, я так и не понимаю.
Изображение
Контроль в Фужере

Плотно есть на этом контроле я не стал, надеясь на кафе по дороге.

    Питание на ПБП.
    Обильное. Это если коротко. А поподробнее, дело обстояло следующим образом.
    Большинство КП были размещены или в помещениях образовательных или спортивных учреждений. И во многих из них столовые были предусмотрены изначально – например, в Фужере – там даже сотрудники выходили к нам, и интересовались, что понравилось, а что нет. Соответственно, на таких контролях еда была всегда свежей, вкусной и разнообразной. На другие КП, как мне показалось, еду привозили, а сами столовые были временно оборудованы – как в пункте отдыха Сан-Николя-дю-Пелем. Там и выбор был поскромнее, и свежесть оставляла желать.
    Тем не менее, голодным остаться было проблематично. Ассортимент хорошего КП включал несколько супов (протертых, как и везде в Европе), макарон с соусами и/или кетчупом/майонезом, картофельного пюре, разного рода мясных блюд (чаще всего из курицы), рыба (тунец обычно), яйца (просто вареные и омлет). Кроме того, были овощи в виде салатов и готовых блюд (типа печеной тыквы), фрукты свежие и консервированные, в виде пластиковых контейнеров с уже отмеренной порцией, каши рисовая и овсяная, сэндвичи (отстойные на контролях и прекрасные в кафешках), выпечка (особенно в Дрё впечатлил выбор разного – хотя к 1165 км сладкое уже не особо лезло) – круассаны, булочки, и особенно запомнился пирог с яблоками. Напитки – кофе (плохой на всех КП. «Евреи! Не жалейте заварки!»), чай (во Франции я пил чай один раз – пакетик взял у Бочарова), кола, соки, вода всякая. Пиво, вино и сыры («это же Франция!»). Йогурты (причем натуральные, без вкусовых добавок), фруктовые пюре. Попалась еще какая-то непонятная штука в баночке как йогурт – с ним я ее и перепутал. Я понял только, что это называлось «натуральный сахар», но что это такое – понятия не имею.
    Были готовые наборы для спешащих рандоннеров, остальным предлагалось, стоя в очереди, выбирать самостоятельно. В этом и заключалась проблема – попробуй, выбери! Тем более, что тактика была направлена на «попробовать все» - ну, кроме того, что я есть не буду в принципе, типа тыквы. Бочаров тоже надолго зависал на КП, именно на стадии выбора. Ближе к концу я, уже представляя ассортимент КП, заранее продумывал, что хочу съесть – и обычно обламывался, потому что ассортимент не был совсем одинаковым, а на тех, куда еду привозили, самое вкусное быстро заканчивалось. Помню, в Сан-Николя-дю-Пелем на пути в Брест поел вкуснейших макарон с грибным соусом, мечтал о них всю дорогу до Бреста и обратно – а на обратном пути соус кончился, остался только кетчуп.
    Предположив, что в обычных кафе я буду терять меньше времени, первые километров 400 я на КП особо не ел. Но практика показала, что в кафе не быстрее – его еще нужно найти, и там еще приготовить надо, а тут уже все готовое, да и за своим перекусом я стою в той же очереди. Поэтому в дальнейшем питался на контролях, в кафе только пил кофе.
    С чаем во Франции напряженка, но кофе восхитительный. Особенно если просить гранд-кофи, тогда дадут большую кружку, в которую можно добавлять молоко (lait по-французски, но я до сих пор не знаю, как это произносится). В противном случае могут налить маленькую чашечку, тоже весьма бодрящую, но не столь сытную. И да, вроде как кофе вредно марафонцам, т.к. диуретик, но с водой проблем не было, а вот с энергией были, и кофе реально бодрило. Заодно в кафе можно было набрать воды. Кстати, по причине нежаркой погоды, под конец я с собой вез только н/зшный запас питья, часто в виде баночки сока, и еды, в виде гелей и сникерса, который так со мной в Курск и приехал. Напивался и наедался на КП, и этого хватало до следующего. С учетом, что после стартового отрезка в 140 км, КП идут с максимальным удалением 92 км, а минимальное расстояние между КП – вообще 26 км, это было вполне реально.
    Обед на КП обходился в 4-12 евро, в зависимости от аппетита и цен на КП, а также того, что наберешь – поесть макарон с курицей было дешевле, чем булок с колой. У львовян читал про 15-20 евро – может быть и так, но я, например, на 15 евро физически съесть не смогу :). Кофе с круассаном в кафе – 1,2-1,5 евро. Если не переводить цены в рубли, не пугает.
    И были еще магазины. Небольшие, далеко не в каждом населенном пункте, со скромным ассортиментом, но если совсем приперло, или захотелось чего-нибудь, чего нет на КП – вполне вариант. Той же колой выгоднее было заправляться в магазинах, на контролях не было емкостей больше чем 0,33.
    Хочу еще раз заметить, что не пользовался никакими витаминами. Из спортивного питания – только 10 тюбиков геля, которые использовал при первых проявлениях голода, изотоник, который просто так катал большую часть дистанции, и в итоге от него избавился, и глюкоза в таблетках. Кофеинсодержащего тоже не было, добывал его из кофе.
    Из лекарственных средств – фестал 1 раз в день, после еды (в качестве замены «Мезима» после плотного обеда), пару раз – аллохол (до старта были симптомы проблем с печенью, тошнило после еды), и 1 раз в день – таблетку аспаркама, для профилактики судорог.
    Все. Никаких обычных наборов из разноцветных таблеток – натуральная пища с КП полностью обеспечивала всем необходимым, только нужно было ее правильно переварить. С этим под конец возникали проблемы, поэтому средства для улучшения пищеварения очень даже нужны. Пару раз брал пиво (малюсенькие бутылочки, как бы не вообще 0,25), чтобы разнообразить вкусовые ощущения, но пиво у них мне не понравилось.
    И, наконец, о французской кухне. А кто ж ее знает. Лягушками и улитками не кормили. Были блины – национальное блюдо в Нормандии, но этого и у нас навалом. Луковый суп – а может и ел, я все равно не знаю, как будет лук по-ихнему. В остальном – обычная кухня. Как у всех. А за макароны по-флотски вообще убивать надо.

Заодно направил одного питерца к своим – он не заметил флажка БЗ и инструкции по поиску под ним. В Фужере стояла машина поддержки «Балтийской звезды», в принципе, доступная для всех россиян, но я решил, что обойдусь своими силами.
Сам же пошел знакомиться с медициной. Причиной стал рельеф, и тактика его прохождения. На спусках раскручивал большую звезду спереди, ставил звезды поменьше сзади, придавал ускорение, и дальше в низкой посадке скатывался, отдыхая и набирая скорость, чтобы в подъем как можно дольше ехать накатом. Когда инерция кончалась, перебрасывал на маленькую спереди, и доезжал подъем в спокойном темпе, не упираясь, по необходимости облегчая передачу за счет запаса по кассете. На вершине опять ставил большую звезду, и все повторялось. Эффективно, но так часто пользоваться передним переключателем мне еще не доводилось, а ход у ручки переключения большой. В результате – натер ладонь левой руки, между большим и указательным пальцами, похоже что перчаткой. Свой лейкопластырь у меня был, но узкий, а я надеялся добыть широкий, сразу на всю ладонь.
По-английски врачи не говорили, но задачу поняли, и налепили мне какую-то хрень, по виду – просто липкую пленку, чуть плотнее скотча. К следующему КП она, естественно, отвалилась – это не наш лейкопластырь, которым я мозоли на ногах залепил – с первого дня и до Курска продержался.
Ругался я тоже правильно – выбираться из Фужера пришлось в гору. Правда, другой дорогой, мимо старинного замка, что немного компенсировало затраты.
Изображение
Замок в Фужере

Катилось хорошо, но поесть нормально тоже было надо. Наконец, в каком-то безымянном городе, стали попадаться самодельные таблички, и приглашением отдохнуть от ПБП в кафе. Куда и зашел. Реклама обещала пасту, которая, как известно, рулит.
В кафе была очень симпатичная девушка. Очень. Но все ее познания в английском сводились к «little» - столько она показала на пальце, когда я спросил про спик инглиш. Совместными усилиями с посетителями удалось выяснить, что пасту надо ждать 40 минут, а сейчас они мне что-то могут предложить. Но вот что конкретно, понять было уже нереально. Оказалось проще приготовить и принести мне показать – холодная вареная картошка с каким-то мясом, тоже холодным. Но вкусно, тут не спорю. И всего 4 евро. Кофе добыть не удалось – слово «milk» девушка тоже не знала. Как и слово «water». Я даже достал разговорник, но в нем не было нужной фразы, и в итоге так я разговорник в кафе и забыл. Ну и нафиг он не нужен, если хотят понять – поймут, а если не понимают, то и разговорник не поможет.
Изображение
То кафе и та девушка. Фото из отчета Алексея Болдырева

Воспользовался туалетом в кафе, чтобы первый раз использовать «Спасатель» - с этим делом тянуть не нужно.
Дальше ничего особенного не было. Разве что весь первый день на вершинах холмов стояли фотографы, которые снимали всех проезжающих – сначала я не понял, зачем, но потом выяснилось, что на финише можно будет купить понравившиеся фотографии. Покупать не собирался, но лицо стал «делать». Даже одну фотографию потом в итоге за 10 евро и купил. А всего меня «поймали» 9 раз, за 45 евро можно было купить все свои фотографии, но они были довольно однообразными, и покупать все смысла не видел.
В Тентеньяке воспользовался услугами механиков, и подкачал колеса. Не особо требовалось, но в холмах постоянно казалось, что колеса слишком мягкие. Насколько я понял, механики были на каждом КП. Причем качали они сами, надо было только сказать, до какого давления. Можно было еще смазать цепь, но мне не понравилось, как это делается – спреем по цепи на кассете, мне показалось, что так только грязь разводить. Так и проехал 1200 км на смазке еще из Курска, трансмиссионкой «от Олега». Кстати, хватило, цепь не свистела, хотя и было заметно, что смазки под конец там не осталось. Вообще, техпомощь была неплохо оборудованной, но, насколько я понял, механики предпочитали простые решения – поменять целиком, вместо того, чтобы ремонтировать. Не могу их в этом упрекнуть, тем более, что в наличии были даже готовые колеса, и так явно быстрее, но и дороже. Мелкие услуги они оказывали бесплатно, но за серьезный ремонт с разборкой пришлось бы платить. К счастью, мне не понадобилось, мой боевой Colnago прошел дистанцию на отлично – без единого прокола и поломок, разве что одна заглушка с руля вылетела.

    Велосипед для ПБП.
    Конечно же, ПБП проезжаем на чем угодно, все во власти велосипедиста и его сил. Но у меня все же сложилось определенное мнение.
    Прежде всего, касаемо перевозки багажа. Были кадры, тащившие велоштаны на багажниках. Мне кажется – очевидный перебор. Вести с собой еду лучше всего в виде бумажника – реально легче. Вещи – в общем-то, тоже лучше потратиться на хорошую многофункциональную одну вещь, чем вести мешок разного на все случаи жизни. Мне бы, например, демисезонная майка с длинным рукавом сильно облегчила жизнь.
    Я отказался от большой подрамной сумки, чтобы сохранить место для двух флягодержателей. В общем-то, это тоже не обязательно, хватило бы и одной фляги. Моя самодельная подседельная сумка с задачей тоже справилась, но и проблем доставила.
    Для перевозки я вынимал подседельный штырь вместе с седлом. Можно было просто опустить седло до упора, но не хотелось царапать подседельник. А потом, при установке обратно я, видимо, недостаточно затянул зажим, и с удивлением обнаружил, что подседельник через некоторое время уполз сантиметра на два вниз. Ситуацию усугубила сумка. Она крепится резинками. Чтобы уменьшить «болтанку», ее надо было крепить к седлу и перьям на стыке с подседельной трубой, а это создавало дополнительное «стягивающее» усилие, еще и рывковое в условиях тряски. И победить сползание мне не удалось – затягивать «со всей дури» боялся, был опыт разрыва болта зажима, 20 км стоя ехал, повторять не хотелось. Хотя без сумки такой проблемы никогда не возникало. Пришлось раза три за маршрут выдвигать штырь обратно, и в итоге он все равно оказался поцарапанным.
    Часто встречались сумки на рулях. Победить неприязнь к ним не удалось, ловить ветер такой сумкой не все же не кажется оптимальным. Аналогично – сумки с креплением на подседельник. Их тоже было много, и они довольно удобны, но, наверное, проще всего будет купить и попробовать – может быть, она и правда не сломается на первой же колдобине. Причем не я один им не доверяю – видел сумки с дополнительным усилением, в виде «ног» на перья.
    Многие ехали с консольными багажниками. Этот вариант мой опыт тоже не принимал – в моем случае консольник с минимальным багажом уменьшал нагрузку на переднее колесо, и руль начинал вибрировать, трястись из стороны в сторону. А увеличенная нагрузка на заднее колесо увеличивала вероятность пробоев – с внутренней стороны колеса. Может быть, это один раз так не повезло, но проверять не хотелось.
    Наверное, стоит все же вернуться к идее багажника с креплением на перьях – минимального веса, для перевозки минимального багажа. Будем пробовать.
    Колеса тоже нужны хорошие. Мавик Аксиум – классика, встречал их довольно часто. Но, при пристойной вертикальной жесткости (в сравнению с Shimano WH-R500), они очень мягкие в боковой, изгибаются даже под руками. Что уж говорить о «танцовщице» в гору – по чирканью о колодки становилось все понятно. Видел, что не редки высокопрофильные обода – вроде как это не лучший выбор для рельефа, но ведь тут не горы и затяжные подъемы, а в короткие - может быть, и оправдано.
    Ну и, конечно, рама должна быть карбоновой. Тут все просто. Жаловался Бочарову на достающую вибрацию от асфальта. Она раздражала больше всего. Но Бочаров, на карбоновой Bottecchia, меня даже не сразу понял – он слышал только, как дребезжат тросы внутри рамы, но до рук и седалища вибрация не доходила. Мне этот пример показался достаточно наглядным.
    Так что хороший гоночный велосипед на ПБП не предмет первой необходимости, но для результата и/или удобства – очень даже желателен.

В Тентеньяке была русскоязычная женщина. Сначала я заметил волонтеров в майках с надписью «Translator». Поинтересовался у них насчет английского, мне привели женщину, с которой я попытался выяснить на английском, как найти веломастерскую. Она сначала пыталась ответить на том же языке, но потом внимательно посмотрела на меня и спросила – «Русский?». «Ага» - говорю. Пообщались. От нее значение слов «Бон кураж» и узнал, причем с ее слов, сосед может этого пожелать, если, например, ты во дворе копаешь бассейн.
Потом был «секретный КП», сюрприз-контроль, как говорили французы. Впрочем, особого сюрприза не было – на обратном пути этот Quedillac был пунктом отдыха, описанным в легенде. По моему спидометру вышло 398 км, по легенде – 390. Эта погрешность начинала раздражать, т.к. каждый раз ее учитывать становилось уже проблематично, и перед Лудеаком я, набрав 449 км, снял велокомп, вернув его на место только на контроле. Так делал еще один раз, так что по моему спидометру вышло бы где-то 1260 км общей дистанции. В Лудеаке как раз случились сутки со старта, и вышло, что проехал я 449 км. Был еще вечер, можно было спокойно ехать, поэтому ночевать решил в Сан-Николя-дю-Пелем, в пункте отдыха, на 493 км. Впрочем, изначально так и планировал, просто порадовался, что и план выдерживаю, и даже какой-никакой запас даже по сравнению с ним имеется.
Тут меня и догнал Радлер. Контроль в Лудеаке прошли вместе, вместе и поели. Андрей рассказал о случившемся со Стасом. Жаловался, что не может найти группу по силам – все едут медленнее. За время, потраченное со Стасом, быстрые из стартовавших на 90 часов уже уехали, а стартовавшие на 84 еще не догнали.
Я сочувствовал, но не разделял. К этому времени мои ощущения уже обрели систему, и я очень четко чувствовал, когда и сколько надо отдыхать, и в каком темпе ехать. Возможности Андрея явно превосходили мои, да ехать он собирался без сна до самого Бреста. Поэтому поехали отдельно.
Сначала ехал один. Остановился у столика местных «болельщиков», выпил кофе с печеньем. В благодарность подарил монетку с Воронежской областью :)
Где-то здесь начали попадаться первые возвращающиеся в Париж. Лидеры пронеслись большой группой, затем стали попадаться более мелкие группы, и вообще одиночки, а затем пошел сплошной поток.
Догнала группа россиян – не помню, откуда. Предлагали колесо, но и их темп я не держал – и сам вываливался, и их разрывал. Так что извинился, сказал, что впереди Андрей ищет компанию, и отвалился.
Потом попалась хорошая группа, подходящая для моего темпа. Довольно долго в ней ехал, там же наблюдал довольно обычную для Франции картину. Мы ехали, естественно, разбредясь по всей ширине дороги, включая встречку. Едем, и я чувствую, что сзади что-то есть (не слышу, просто какое-то ощущение). Оборачиваюсь – фура! Молча, неизвестно сколько едет за нами, 10-14 км/ч в подъем. Причем, кроме меня, ее никто не замечает. Пока я обратил на нее внимание, пока до всех дошло, пока убрались направо – километров 5 прошло. Фура также молча плелась за нами, так потом ей еще пришлось показывать, что можно обгонять! Я оценил вежливость, но водителю очень сочувствовал – по трассе ПБП с такими манерами он будет ехать очень долго. Но уже вечерело, а по ночам фуры там не ездят – стоят на оборудованных стоянках.

    Водители.
    Французские водители отличались невероятной вежливостью. Посигналить сзади – да никогда, ночью могли максимум поморгать дальним. Более агрессивны были машины сопровождения других участников – те, вроде как, тоже часть марафона, и на что-то претендовали. Но наверняка это были приезжие. Помню, на каком-то отрезке догнала меня организаторская машина. Так я ее замучался пропускать! Уже и вправо ушел, и рукой махал – пока не выехали на ровный, просматриваемый на несколько сотен метров, абсолютно пустой участок – так они за мной и тащились. Правда, встречные скорость не снижали, и со встречки надо было убираться стремительно – они в своем праве, и это право никому нарушать не позволяется. Зато за 1200 км никто, ни разу не обогнал мне в лоб – по возвращении, в первый же выезд, за 40 км по Щигровской трассе, было три случая. Кажется, я отвык от родных водятлов. Еще, не помню случаев, чтобы машины слепили – вот уж не знаю почему, нашим колхоз-ксеноном это не объяснить. Может быть, техосмотр все же не стоило отменять, а стоило проводить его правильно?

Но из этой группы меня цинично выгнали. Какой-то итальянец сзади закричал, что я что-то потерял. Пришлось останавливаться. Осмотрелся – вроде все нормально. Вернулся, ничего не нашел. Обругал этого итальяшку, и уже после финиша выяснил, что отлетела одна заглушка с руля. Может, он про нее и говорил.
Однако, на ПБП нельзя ехать одному. Не в смысле, что не доедешь, а в смысле, что просто не получится, пока едешь в лимите. Вот и я один не остался – догнал голландца, с которым как-то разговорились.
Паролем для знакомства стал Миша Каменцев – он ездил 1200 по Голландии, и запомнился моему собеседнику. По-моему, он даже подходил к столу БЗ на регистрации, ну а там может и меня видел. В общем, компанию до КП он мне составил.
Он тоже «возрастной», за 60, правда не выглядел на этот возраст абсолютно. Ехал ПБП второй раз, и спать не собирался, планировал ехать до 1000 без сна. Я специально поинтересовался – нет, никаких спецсредств против сна он не применяет.
Приглашал к себе на 1200. Заманивал равниной, о чем я писал в твиттер. Правда, допрос с пристрастием показал, что будет ветер. Стало понятно, почему много голландцев ехало на веломобилях – для их плоской и ветреной страны идеальный велосипед. У него же я основные познания о веломобилях и приобрел – хотя по-английски мы оба говорили плохо, и до тонкостей обсуждать не могли. Но договорились встретиться на ВОЛ, он подумывал о нем.
Так до КП и доехали. Запас времени по плану получался 6,5 часов, да плюс полчаса сверх плана – можно было отдохнуть. Голландец уехал, а я остался осматриваться. Спальные места были, решил сначала поесть. Своей кухни не было, но еда была, и макароны даже горячие. В душ идти не решился – по рассказам, вода могла быть не сильно горячей, а я и так от жары не страдал. Причем так за все ПБП я ни разу в душ и не сходил – днем было жалко тратить время, а ночью – причина выше. К слову, легко пережил – Франция вообще не грязная страна. Наш чернозем, в сочетании с нашим же бензином, дает слой копоти на лице через каждые 100 км. А у них глины, а машины вообще не воняют – не с чего грязным становиться. Вот и верь после этого в конспирологию.
Поев, пошел в спальное помещение, и обнаружил очередь. Которая стремительно росла, по мере падения температуры и первых капель дождя. Собственно, создавалась очередь на пустом месте – каждого вносили в компьютер, и записывали время, в которое надо разбудить. Записывали французы, а говорили все подряд – и хорошо, если на английском. Я подсуетился, и написал на бумажке, поэтому проскочил быстро. За 4 евро предоставили матрас и одеяло, без подушки – вот и рюкзак пригодился. Спать планировал 4 часа. Timestamp: 23 августа 2011 г., 21:30.
Авотфиг. Через полтора часа дождик превратился в ливень с грозой, от звуков которой я и проснулся. Еще с полчаса я валялся в раздумьях, ехать или пережидать дождь. По плану, я должен был покинуть КП в 2:30, и при этом у меня оставалось бы 2 часа запаса. Я мог бы ими пожертвовать, но тратить запас, не проехав и половины пути, было неразумно. Да и непонятно было, сколько этот дождь продлится. Ну а последним аргументом стало то, что все равно не сплю – какой смысл?
Оцените трагикомичность ситуации: от дождя у меня есть почти все, но это почти все – в подседельной сумке, на велосипеде, на улице, под дождем. И что делать? Лезть под дождь, разбирать сумку не хотелось. Мокнуть тоже. Пришлось обходиться имеющимся в наличии, но в теплом сухом помещении.
У соседа, немца, который, видимо, тоже раздумывал о перспективах, добыл ненужный полиэтиленовый пакет. Из него сделал напульсники – если запястья и щиколотки в тепле, всему остальному тоже будет тепло. Оставшийся кусок лейкопластырем (!) приклеил к спине – прикрыть низ спины, куда не дотягивалась жилетка. Колени намазал капсикамом – пусть греет. На ноги, поверх носков, одел бахилы из аэропорта – привет Челябинску. Тапки, конечно, промокнут, но ноги не будут обдуваться холодным воздухом. Оставалась одна проблемная зона – между теплыми рукавами и водонепроницаемой жилеткой оставался участок, прикрытый лишь тонкой майкой. Тоже намазал капсикамом, может его дождем не смоет. Немец удивленно за всем этим наблюдал.
С КП я уехал на полчаса раньше плана, запас до закрытия КП составил 2,5 часа.
Но, на улице оказалось, что по крыше барабанило как-то эффектнее, чем по асфальту. Дождь уже заканчивался, но лужи были знатные. Впрочем, основной удар приняла на себя сумка, сработавшая и как крыло. Да и на спускоподъемах вода в лужи не скапливалась. Планировал еще раз поесть, но решил отложить до Карэ, до него было всего 32 км.
Тем не менее, спать-то хотелось! Не помню, как добрался до Карэ. Там, уже сквозь сон, поел не помню чего. Опять воспользовался Спасателем.
Изображение
Варианты сна на контроле в Карэ

Когда вышел на улицу, сначала взбодрился от прохлады, даже поймал группу, но иностранцев. Спать срубало уже конкретно. Пытался развлечься разговором, попался австралиец – ему тоже хотелось поговорить, но я за ним не успевал. Переводить, в смысле – мозг был уже не в состоянии решать такие сложные задачи.
В общем, когда на дороге стали мерещиться открытые люки, все стало понятно. 1,5 часа сна из 40 – явно недостаточно.
Мне опять повезло – как раз ехали через городишко. Ничем не примечательный, но каким-то чудом я заметил летнее кафе – закрытое, естественно, в пять-то утра, но с деревянными скамейками, причем никто не догадался ими воспользоваться – хотя вдоль дороги, прямо на тротуарах или ступеньках домов, народ спал. Перешагнул через небольшое ограждение, поставил будильник на 6 утра, и отключился.
Очнулся, как помню, в 5:40. Сначала не мог понять, где я, потом помню мысль, что мне все это снится. А потом, вместе с пониманием, пришел холод!!! Я практически окоченел, а когда все же встал, то еле смог отключить будильник в телефоне – пальцы не слушались. В этот момент к кафе подъехал грузовичок – мужик посмотрел на меня, но по виду было понятно, кто я, а по стуку зубов – что мне не до объяснений. Я лишь кивнул ему, и поехал.
Честно признаюсь – если б в этот момент была возможность сойти, я бы ей воспользовался. Потом мне было бы стыдно, но это потом. Сейчас же очень хотелось согреться. До Бреста было еще километров 70, но мысль, что до Каре 20, к счастью, в голову не пришла. Наверное, потому, что из Бреста про эвакуацию поездом я знал, а из Карэ – не представлял.
Рассвет облегчения не принес – солнца не было, вместо него выпал густой и очень сырой туман. Конденсат оседал на всем, пропитывал одежду, и теплее не становилось. В подъемы старался ехать стоя – трата сил, но так теплее. В какой-то момент заметил, что часы на руке сдохли – цифр нет, но горит подсветка. Потом батарейка села, и они умерли окончательно.
В общем, не будет преувеличением, если скажу, что это была самая ужасная ночь. А предстояло еще две! Но об этом я старался не думать, сейчас была одна цель – Брест.
Если посмотреть на профиль, большая часть этого этапа – спуск. С 330 до 100 метров, примерно 15 км, потом относительно небольшой подъем, и опять спуск.
А теперь представьте этот спуск – раннее утро, туман, видимость в прояснениях метров 50 – только фары, силуэт велосипедиста появлялся метров за 15. Машин не видно, только изредка слышен визг тормозов. Появились мотоциклы оргов – заставляли всех включать фары. Я ее и не выключал.
Вроде как и небольшой уклон, а разгоняться можно было прилично. Только нельзя разгоняться – любимые французами кольцевые развязки неожиданно появлялись из тумана, а резко маневрировать на мокрой дороге было чревато полетом. Особенно забавно, что за туманом не видно, куда лететь.
Но мне в очередной раз повезло. Сел на колесо какому-то мужику, который понравился уверенным обгоном. Он крупный такой, меня за ним просто затягивало, надо было даже оттормаживаться. Ему, видимо, компания понравилась, и мы полетели!
Не знаю, сколько это длилось, и на какой скорости – на 60 км/ч велокомп у меня вырубился – первый раз за два года случилось такое. Потом выяснилось, что геркон на спице воспользовался центробежной силой и мокрой от тумана спицей, чтобы уехать к ободу. Странным образом стала облетать и краска с корпуса компа, я потом от этих серебряных чешуек долго не мог избавиться. Туман оседал на очках, но протирать их мокрой перчаткой было не очень эффективно. Я видел, по сути, только красный фонарь лидера, все остальное расплывалось. Но мы прошивали вообще всех, за нами пытались сидеть, но никто не удерживался. Мужик вел очень грамотно, показывал маневры, хорошо отрабатывал торможения – повороты мы проходили на максимально возможной скорости. Об опасности не думал – в голове сидела только одна мысль, сколько можно на этом спуске времени отыграть.
Когда закончился первый, самый длинный 15 км участок спуска, он остановился в городке. Я тоже, тут и познакомились. Оказалось – австриец. Не признал за собой особых талантов даунхильщика, когда я стал восхищаться его способностями, но сказал, что в горах катается. Я его поблагодарил, и мы расстались – он остался ждать своих, а я пошел в кафе. И только там понял, какую хрень творил – чашку держать не мог, руки тряслись. Кстати, стало не просто тепло – жарко! Ну и кофе с круассаном подействовало – время, конечно, потерял, но с пользой.
Когда вышел из кафе, туман понемногу начал рассеиваться. Поехал дальше, опять спуски, уже не столь скоростные, и вдруг – мост! И Атлантика! (Не сам океан, конечно, только залив, но все же – Атлантического океана). Задача-минимум была выполнена.
Изображение
Мост в Бресте

Найти свободный кусочек для фотографирования было непросто, но я не зря берег заряд аккумулятора фотоаппарата – это фото должно быть в коллекции!
Как и это. Возле знака стояла очередь на фотографирование – отдаешь фотоаппарат, тебя фотографируют, потом ты фотографируешь следующего. Конвейер налажен.
Изображение

Но еще Роже предупреждал, что от моста до КП далеко. Там еще больше 10 км кружить! Да и организаторы как-то перемудрили с объездом центра, поэтому въезд в Брест праздничным не получился – остатки тумана, задворки у порта, вонь какая-то с моря. Разве что форт, или как он там называется, понравился, а сам контроль – какой-то ангар неизвестно где. С едой там было что-то невнятное, но меня это не волновало – упал на мат, и час просто валялся – писал в твиттер, звонил домой. Переполняло чувство выполненного долга, и надо было решить, что делать дальше.
Хотя сомнений особых не было – надо ехать. Половина пути – уже хорошо, а теперь стоило попробовать вернуться.

Глава 5. Обратно
Из Бреста выехал четко по своему плану, в 11:10, с запасом до закрытия КП в 2ч09м. Внеплановый сон съел полчаса, набранные на раннем отъезде с пункта отдыха, и 25 минут, отыгранные на отрезке до Карэ, а на 93 км до Бреста набрать ничего не получилось – даже потерял 25 минут, хотя не понимаю, где и как.
Выезжали из Бреста уже через центр, немного другой дорогой. Видимо, оргии решили разделить въезжающие и выезжающие потоки в городе, чтобы его окончательно не остановить. Нам и так пришлось выбираться по заторам. Причем французы честно в них стояли! Я тоже сначала постоял, за компанию, а потом сообразил, что я ж на велосипеде, и что мне пробки, когда есть тротуары? Запрыгнул на тротуар, под негодующие возгласы оставленных стоять в заторе. Правда, потом обернулся – потянулись за мной. Вот так я плохому французов и научил – дальше они уже сами, без подсказок, при необходимости съезжали на тротуары. Ну а на красный они и без меня прекрасно ездили.
Хотя расслабляться не стоило – прямо у меня на глазах паркующаяся машинка снесла велосипедиста. Велосипедист не пострадал, насчет велосипеда и машины не уверен, хотя изображенная ими сцена, со всплескиванием руками и горестными восклицаниями, сделала бы честь лучшим актерам из числа футболистов. Чем закончилось, не узнал – свидетелей из числа местных и так хватало, уехал дальше.
В том же кафе, где утром пил кофе, остановился поесть. Взял шикарный сэндвич, из свежайшего багета, снаружи которого виднелся салат и ветчина, а внутри оказались еще яйца.
Изображение Изображение
Городок
Изображение
Сэндвич

Причем там вдруг заметили, что я из России, и даже из глубины кафе кто-то вышел на меня посмотреть. Странно, неужели никто из россиян там не останавливался?
Аккумулятор в фотоаппарате ожил, да и главное фото было сделано, поэтому беречь заряд не стал – фотографий на второй половине маршрута будет больше.
На подъеме, который утром был спуском, в полной мере проявилась галлюцинация, связанная со спущенными колесами. В горку я шел достаточно пристойно, обгоняя многих, но потом мне начинало казаться, что что-то с колесом – останавливался, проверял, пропускал всех, кого обогнал. Ничего не обнаружив, опять обгонял, и опять останавливался. Мне, по-моему, даже сказали что-то в том смысле, что задолбал уже мельтешить туда-сюда.
По случаю рассеявшегося тумана, стало видно окрестности. Прежде всего, шикарный склон и долина – узнал, куда мог улететь в тумане. Рассмотрел и прямо-таки горные пики – это у французов холмы такие. Альтиметр в моем велокомпе был бесполезен, т.к. не выставлен на высоту старта (что мешало поставить ноль на набережной в Бресте?), так что высоту этих холмов можно представить только по профилю.
Изображение
Из тумана появилась долина, куда можно было улететь утром
Изображение
Холмы Бретани

Была еще шикарная вышка на «перевале», наполовину ушедшая в облака, но я, теперь сам не понимаю, почему, решил не останавливаться.
Найдя подходящие заросли, остановился и переоделся – сменил форму, теперь майка была российской, а велотрусы – велокурскими. Заказанная питерцами форма оказалась вполне пристойной. На первый раз одетом памперсе проехал почти 700 км – это неплохо. Правда, материал оказался тоньше, чем на нашей форме, и в майке было прохладнее. Ну ничего, летом пригодится.
Переодевался как-то очень медленно, и в Каре доехал, отставая от плана на 14 минут. Т.е. за 85 км выбрал всего 9 минут отставания. Темп явно начинал падать, сказывалась психологическая установка, что я уже и так сделал больше, чем когда бы то ни было ранее. Все же, цифр за 700 км мой велокомп еще не видел.
В столовой встретил узбекского рандоннера – даже не знал, что такие бывают. Он, как и я, спал в Сан-Николя, но решил переждать дождь – и не успел на следующий контроль, ехал уже просто для себя.
Там же встретил питерца Александра Соколова, с которым, по идее, должен был стартовать Бочаров. Они и стартовали, но потом Бочаров остался спать, а Саша ехал без сна. Он зазвал с собой. Поехал, хотя бесперспективность этого понимал – протокол апрельской Крымской 200-ки стоял перед глазами.
Саша делился впечатлениями. ПБП он ехал уже не в первый раз, и острота ощущений пропала. Он даже находил, на что пожаловаться, и вообще, утверждал, что больше сюда не приедет. Я его, естественно, понять не мог – мне все было в новинку, интересно и захватывающе, другой организации бревета все равно не видел.
Не смотря на байк, Саша шел довольно бодро, мне стоило некоторых усилий сидеть за ним. Плюс он полагался на GPS, а не на стрелки – в результате один поворот мы пролетели, хорошо зрители вернули нас на путь истинный. Поэтому, не смотря на то, что в компании с ним было явно веселее, его броска за кем-то из украинцев я не поддержал, и незаметно свалил в кусты, со Спасателем :)
Потом мы встретились в Лудеаке, где он, со словами «перевозбудили вы меня», собирался поспать. Впрочем, судя по графику, он так и не поспал, или спал очень мало. Результат в 67:33 на это намекает.
Еще одно атмосферное фото.
Изображение

Такие самодельные таблички, или надписи на асфальте, а еще пожелания участникам ПБП, живущим в этих городках, встречались регулярно. И, признаться, помогали не только им.
А вот ветряки не сфотографировал, хотя они тоже впечатляли. Здоровенные столбы с гигантскими лопастями – мы проезжали вблизи, и можно было их рассмотреть.
Изображение
Ветряки. Фото Дмитрия Пирожкова

По плану, в Лудеаке я должен был спать. Но, опыт прошлой ночи подсказывал, что первую половину ночи надо ехать, спать больше всего будет хотеться под утро. Поэтому я попытался пересчитать свой график, и перенести сон в Quedillac, на 841 км. Перенести – получилось, а вот пересчитать – не очень. Сейчас, обозревая свои заметки на плане, я сам удивляюсь, каким это образом я рассчитал, что проеду 26 км (с 841 по 867) за 1 час. В общем, с этого момента план мой стал сильно приблизительным, да и следование ему усложнилось.
Из профиля следовало, что от Лудеака спуска будет больше. А в темноте мне показалось, что спуск был сплошной. А коленка начала ныть еще во время гонки с Соколовым. Тем не менее, я ни согревающим не намазался, ни наколенники не одел. За что и поплатился – правое колено стало ощутимо болеть. Надеялся, что за 4 часа сна пройдет.
На этом участке случилась первая и единственная для меня проблема с организаторами. Стемнело, я ехал в большой группе, костяк которой составляли немцы. Естественно, группа была не очень компактной, ехали, разбредясь по всей дороге. В какой-то момент нас догнала организаторская машина, тетка откуда потребовала остановиться. К счастью, среди немцев был франкоговорящий. От нас потребовали ехать в один ряд (насколько я понял из кривого перевода с французского через немецкий на английский), угрожая штрафом в 2 часа. Правда, потом вроде как пояснили, что навстречу будет ехать что-то военное. Оно и проехало, пока мы еще стояли – в темноте пронеслись только огни чего-то огромного, размером с вагон поезда.
В ряд мы, естественно, ехать не хотели. Так что, отъехав подальше, снова разбрелись как удобно, но из этой группы я выбрался, чтобы не попасть под раздачу за компанию. Сел за парой, мужчина и женщина, видимо, ехали вместе. С ними доехали до секретного контроля, который оказался по-настоящему секретным (судя по штампу – Illifaut, 819 км).
Задерживаться там не стал. Участок от этого контроля до Кьядиллака (я вот не уверен, что это так произносится) Кедийяка стал самым «одиночным» - нас было три человека, в группу мы собраться не могли, так и ехали в пределах видимости, но по-отдельности. Больше никто не попался – мы никого не догнали, и нас не догоняли, целых 22 км.
Но доехали, и, не смотря на отсутствие записей, я помню, что мог и поспать 4 часа, и еще полчаса оставалось на еду, чтобы выехать с КП в 5 утра.
Спальные места были. Отдал 4 евро, получил вполне даже пристойный матрас и одеяло. Отрубился сразу. Но проснулся еще до того, как должны были разбудить, чувствуя себя получше. Колено молчало, и я про него банально забыл, что было ошибкой.
Изображение
Спальные места. Эти, может быть, бесплатные, т.к. основная масса места находилась в отдельном огороженном пространстве.

Съел сэндвич (тупо бутерброд с ветчиной и помидорами, никаких наворотов), попил кофе, которое не вставляло, запил апельсиновым соком, и поехал. Нормально поесть надеялся в Тентеньяке.
Было 5 утра, до закрытия контроля оставалось 1ч37м. Это было максимальное приближение к лимиту (что и планировалось), запас ниже этого не опускался.
Стратегически, я не много выиграл от переноса сна. В 5 утра все равно было темно, до рассвета оставалось еще почти два часа. Сонливость с сочетании с холодом присутствовали. Но контроль в Кьядиллаке закрывался для меня в 6:37, чтобы спать до рассвета, и сохранить хотя бы полуторачасовой запас, надо было проехать еще 26 км, до Тентеньяка, и спать уже там, а в тот момент я не знал, есть ли там нормально оборудованные спальные места. Кстати, не знаю до сих пор – Бочаров путается в показаниях, я так и не понял, где он спал в четырехместной комнате – в Тентеньяке или Лудеаке. А сон на стуле в столовой меня не привлекал. И вышло все равно лучше, чем по первоначальному плану в 0:52 покидать Лудеак, с запасом всего лишь в 1 час.
Но колено чудесным образом болеть не перестало. Выяснилось это уже не трассе, но до Тентеньяка я как-то доехал. Как – вообще не помню. Время не засек (просто не соображал до такой степени, чтобы об этом задуматься), теперь по графику вижу, что 26 км проехал за почти полтора часа.
В столовой что-то поел. Помню йогурт и колу, что было между ними – не помню. Сколько потратил времени, не представляю, зато когда выехал с контроля, уже рассвело. Было пасмурно, но облачность обещала рассеяться.
Вот тут уже колено разболелось вовсю, забыть о нем я уже не мог. 54 км до Фужера я тащился 4 часа! Встать на педали не мог, колено взрывалось болью. А сидя ПБП не проезжаем – даже не из-за рельефа, попробуйте посидеть 1200 км! Крутить тоже особо не получалось. Остановился, намазался вольтареном, одел наколенник – эффекта не заметил.
Зато заметил эффект от кофе в придорожном баре. Мелкий городишко, там даже магазина не было, но был бар, он же – табачный, газетный и лотерейный магазин. И этого ассортимента хватает, чтобы жить. «Гранд-кофе виз милк» бармен понял, даже дал к нему печеньку, а посмотрев на меня внимательно, добавил вторую. Я был тронут этой заботой :)
Запомнился еще момент, когда зашел за посадку, опять со Спасателем (последний раз, правда – больше он мне и не понадобился, рубеж, после которого он просто не нужен, я вскоре пройду :)). К слову сказать, там таких подробностей как-то и не очень стеснялись – вполне нормально было встать прямо у дороги, и что-то сосредоточенно искать в велотрусах. Видимо, расчет был на то, что тут все свои. Так вот, только я доделал свои дела, как с фермы неподалеку вылетели две собаки, а следом за ними – хозяйка, пытавшаяся подозвать собак. Это была первая встреча с французскими собаками, до этого я их даже не видел, не говоря уже о том, чтобы быть облаянным, а уж тем более не приходилось уезжать от стаи, без чего у нас бреветы не обходятся. На зов собаки не реагировали, ко мне приближались медленно, но неуклонно. А я, почему-то, задумался, как на них кричать – русского ж они точно не поймут! Но собаки просто подошли, тщательно обнюхали, и ушли обратно, к хозяйке. «Это Франция» - в очередной раз подумал я.
На подъезде к Фужеру, солнце светило уже вовсю. Но не радовало – предстояло что-то решать с коленом. Некстати, появилось желание доехать до финиша. Раньше я успокаивал себя тем, что просто еду, как-нибудь и без определенной цели, но как только появилась реальная перспектива схода, успокаивать как-то не получалось.
Побродил по контролю, пошел в столовую. Там случился забавный инцидент. Взял макароны, за соусом к ней послали на конец стойки, где стоял мальчик. Английский он не знал (чему их там учат в школах, блин?). Ни кетчуп, ни майонез меня не впечатлили, но было еще что-то неизвестное. Показываю пальцами, мол, это можно сюда, в макароны. Кивает, и начинает наливать. Ну, думаю, ладно. Добавляю еще щедро от себя, расплачиваюсь, сажусь за стол, и выясняю, что это горчица. Хорошая такая… Пришлось брать еще одну тарелку, теперь уже с курицей.
И там же встретил уже знакомого по Шереметьево челябинца, Сергея. От своих он отбился, что-то со скоростным прохождением у него не сложилось, поэтому ехал он в свое удовольствие, фотографируя и записывая видео. Решили ехать вместе, но сначала я решил пойти к врачам – может чем помогут.
Пантомима была та еще. Доктор из нее и моего английского понял только «колено» и «холод», и сначала предложил лед. Задача усложнилась, но тут подошел француз, немного говорящий по-русски. У него русская жена, она сама на другом КП, так что по-русски он немного нахватался. Объяснил ему суть проблемы, он поговорил с врачом, и вместе они решили, что надо согревающую мазь и массаж. Я, естественно, не возражал.
Доктор сначала снял слои моих мазей, а потом, массируя, намазал колено каким-то зеленым гелем. Почему я не спросил название, сам не понимаю. Но они сделали запись об оказанной помощи в маршрутную книжку, и я надеялся, что если понадобится, по ней смогут сделать то же самое.
Там же впервые встретил Таню Маслову, которая обратилась к врачам с той же проблемой. Пока ее лечили, я вернулся к Сергею. Мы хотели Таню привлечь в свою группу, но ее уже и след простыл.
Ну, раз так, не спеша собрались, и поехали. Колено почти перестало болеть, а через некоторое время перестало совсем, немного напоминая о себе только на длинных заездах стоя.
Сергей, конечно, ехал быстрее меня. Но поначалу он часто останавливался – на фотографирование, у столиков с кофе, ну и я за компанию.
Изображение
Сергей из Челябинска

У одного столика меняли кофе на обещание выслать открытку с видом своего города, давали бумажку с адресом. Хозяйка этого столика показывала альбомы с открытками, у нее даже было несколько стендов с ними. Хорошее хобби у людей. Ищу красивую открытку с Курском…
Изображение
Придорожный столик
Изображение
Указатель на кафе

В общем, довольно долго мы откровенно маялись дурью. Снимали видео с собой, фотографировали открывающиеся виды.
Изображение Изображение

Даже придорожную яблоню немного обнесли, правда, там и до нас паслись голодные рандоннеры, мы как раз на них и отреагировали. Причем Бочарову встретился дедушка, который совершенно безвозмездно яблоками и грушами угощал. Он потом рассказывал, сначала о том, как ему мешала сумка, а потом о том, как набил ее этими грушами. И она уже не мешала, видимо. Это было так по-русски, что вызвало приступ ностальгии и тоски по родине.
Но вскоре Сергею надоело, и он поехал довольно бодро, я уже не успевал. На то м и расстались – я уже за Соколовым нагонялся.
Ехал один. Наблюдал пейзажи, в обрамлении рандоннерских тушек.
Изображение
Обычный спящий рандоннер

На одном подъеме, заметил велосипедиста, который ехал мало того, что стоя, так еще и зигзагами – ну явно не для горки усилие. Догоняю – а переключателя-то у него нет! Спрашиваю – сингл, фикс? Фикс, говорит. Не тяжело? – издеваюсь. Нет, говорит, мне нравится. Американец, забыл поинтересоваться, не из Сан-Франциско ли. Обогнал его, пофотографировал.
Изображение Изображение

Американцы, кстати, молодцы – легко распознавались или по форме Randonneur USA (RUSA), или по наклейке с логотипом – на фото видно. Россиянам, все же, общего признака недоставало. Кто был в клубной форме, кто – в российской, а кто и вообще без каких-либо опознавательных знаков, как, например, воронежцы. Так что моя нереализованная мысль насчет автомобильной наклейки «RUS» на рюкзак была вполне здравой.
Где-то здесь мне кто-то, в неопознанной форме, но на английском, заметил, что я неплохо иду в горку, но велосипед раскачиваю несколько несинхронно – наклон не всегда совпадает с положением ног. Я поблагодарил за совет, но последовать ему не мог, как и объяснить, что танцовщицей я раньше вообще никогда не ездил, да и сейчас не пытался, так само получалось. Дело было, опять же, в подседельной сумке, а точнее, в ее креплении. Стоило немного наклонить велосипед, сумка тоже накренялась, а потом резинки тянули ее обратно – так раскачка и создавалась. Я к ней имел весьма относительное отношение, разве что поддерживал велосипед в критических точках, чтобы совсем не завалиться :).
Примечательный момент – 1000 км на спидометре.
Изображение
Вид на 1000 и «рабочий стол» велосипеда

Вот, пожалуй, в этот момент все сомнения и страхи ушли. Пришла уверенность – доеду. Не на зубах и соплях, а просто буду спокойно ехать, и доеду. И сразу как-то спокойно стало, и сил прибавилось. А тут и в Вилен-ля-Жуэль приехал.
А там – праздник! Пожалуй, самый запомнившийся контроль – подъезд к контролю забит людьми, надо ехать через коридор зрителей, все аплодируют, кричат, дети руки тянут. Ну прямо чистый Тур де Франс, невероятные ощущения, просто фантастика!
Изображение Изображение Изображение Изображение

Правда, когда слез с велосипеда, пошатывался. Докатался до такого состояния, что ехать легче, чем ходить.
На контроле подарили брелок с названием города, приятно. Правда, с едой было как-то не очень – то ли не нашел нормальной, то ли не искал, не помню. Зато был понравившийся мне яблочный пирог, его и набрал.
Сел за столик, и тут меня заметила компания американцев. Начали громко обсуждать, что я похож на какого-то роллера или скейтера. Потом самый шумный из них поинтересовался у меня, не роллер ли я. Ответил, что нет, велосипедист. Спросили, как я себя чувствую. Ответил, что «я подумаю об этом завтра». Шутку оценили :). Потом я поинтересовался у самого шумного, откуда он. Оказалось, из Сан-Франциско. Спросил, не на фиксе ли он, раз из Сан-Франциско. Он очень смеялся. Не на фиксе, более того, даже не понимает, зачем вообще это надо. Так, довольные беседой, и разошлись. Потом еще на КП в Дрё встретились, помахали друг другу.
Я тогда еще в твиттер написал цитату из Сергея Курдюкова о том, что крутизна подъемов компенсируется крутизной гонщиков, в них въезжающих. Это было к тому, что после 1000 км холмов разница между спуском и подъемом как-то стерлась. Т.е. просто едешь, крутишь педали. Разница между спуском и подъемом – только в скорости, а по ощущениям – никакой. Даже пульс не менялся.
Ехалось – просто отлично. Бодрячком в подъемы, на спусках даже не подкручивал – просто цеплялся за кого-нибудь покрупнее, набирал скорость, а потом вылетал с колеса, пользуясь слипстримом. С одним португальским дядькой даже зарубились на спуске, но он был значительно тяжелее меня – на колесе у него я сидеть мог, но только высовывался, как он тут же отрывался. Только сложившись максимально аэродинамично, когда руки на перекладине руля ближе к центру, а спина параллельно земле, удалось его обойти, и то ненадолго. К слову, дома я так никогда не ездил – страшно. А на ПБП как-то натренировался, и вроде нормально получалось.
Изображение
Из серии «Это Франция»

Я потом вычитал, что свечение неба Нормандии делает местные пейзажи просто неотразимыми. Не обладая художественными способностями, мне это сложно оценить, но в атмосфере действительно что-то было, какая-то ощутимая прозрачность, какие-то другие, непривычные преобладающие цвета, поэтому по сторонам смотреть было не скучно. И маршрут туда-обратно не показался однообразным – обратный путь по той же дороге казался совершенно новым, и тем приятнее было замечать что-то знакомое.
Изображение
Дороги ПБП

Однако, не поев нормально на КП, ехать 81 км было проблематично, я рассчитывал на магазин или кафе по дороге. Но что-то они долго не попадались, я уже начал беспокоиться. Но в каком-то городке, название которого я опять не запомнил (позже выяснил, что называется он Saint Remy du Val), зрители и болельщики, кроме обычного «Але!» и «Бон кураж!» кричали еще и «Паста!» Я удивленно притормозил, и обнаружил магазинчик, в который за пастой и посылали. Оказалось, там предлагали полуфабрикат в картонной коробке – я уже пробовал такое, вполне приемлемо. Только непонятно было, что с ним делать, как разогревать. Но ко мне подошла женщина, спросила что-то на французском. Естественно, я не понял, английского не понимала она, но заметила надписи Russia на рукавах майки, и неожиданно заговорила по-русски! Оказалось – словачка, вышла замуж за француза, но русский не забыла (за столько-то лет – как же их учили???). Как она обрадовалась возможности поговорить на русском! И пасту подогрела, и кофе налила, и воды с собой дала. Даже спеть предлагала, но тут я отказался – мы, русские, сами знаете, в каких ситуациях поём. А я вроде как еще спортсмен, да и финишировать хочется. Я ей посоветовал в следующий раз на магазин повесить табличку «Здесь говорят по-русски», чтобы россияне знали, где отовариваться. Рассказал, как отличать россиян, и вдруг вижу Татьяну, с которой в Фужере познакомились, в форме БЗ! Где ж я ее обогнать-то успел, интересно.
Но, пока доел, пока попрощался (обещал заехать через 4 года) – времени прошло немало. Догнать Татьяну шансов было крайне мало, и как же я удивился, когда догнал! Аж загордился: велороад я читаю регулярно, помню, что она чемпионка России по суточному бегу, и в этом году выполнила МС по легкой атлетике (200 км за сутки, если не ошибаюсь). А я с ней рядом ехал! Аж километров 30. Ехали и общались – она рассказывала о впечатлениях от погоды (старт на 84 часа, дождь, но по меркам прошлого ПБП, Лондон-Эдинбург-Лондон, да и просто питерской погоды – все нормально :)), рассказывала про ЛЭЛ.
Меня же к этому времени начал интересовать вопрос финиша – оставалось 140 км, и были шансы приехать на финиш рано утром. Итоговое время меня не волновало, а вот праздника хотелось – после Вилен-ля-Жуэля, уж очень понравилось, когда толпа встречает. У Татьяны был опыт финиша ночью – пустые улицы и сонные судьи меня не впечатляли. Поэтому я решил, естественно, ехать, но не форсируя – финиш утром, чтобы было светло и тепло, меня вполне бы устроил.
Вместе приехали на контроль Мортань-о-Перш, 1090 км, уже в темноте. Поели, Татьяна познакомила меня с Романом из Львова, чтобы была компания на ночной участок, и уехала. Я не спешил, и хотел зайти к врачам – еще раз намазать колено перед холодной ночью.
Но, оказалось, что такого же лекарства на этом контроле не было. Тем не менее, массаж мне сделали, и доктор посоветовал разогревать колено на остановках, показал, как это делать. Ну и на том спасибо.
По первоначальному плану, спать я должен был еще на предыдущем КП. Но из-за внесенных по ходу изменений, я как-то потерял генеральную линию, и уже не мог точно понять, где ж мне надо спать. Получалось, что в Дрё, но какой смысл спать за 65 км до финиша? Поэтому, выезжая с КП, я надеялся, что смогу проехать ночь, и не заснуть.
Выехали с КП мы с Романом поздно, был уже 12 час ночи. До Дрё – 75 км, частично через лес Рамбуйе. Вспомнился старт, и рассказ Роже о ночном отрезке через этот лес. Так и вышло – совы, звуки, и полнейшая темнота между стеной деревьев. Народ инстинктивно сбивался в кучки.
Роман тоже не был уверен насчет сна, и не выдержал первым – остался в каком-то городе. Я поехал один. Холодало, спусков было как-то много, поэтому утеплился максимально – одел вторые штаны, кепку, бафф на шею.
А в середине пути и я стал проваливаться. Не знаю, сколько было времени, не посмотрел на часы. Вообще ничего не соображал, но каким-то чудом заметил у дороги скамейку, пустую, что совсем странно, с учетом, что каждую ночь обочины размечали тушки велосипедистов, спящих прямо на земле, и оставленными ими (или забытые) красные задние фонари. Свернул к ней, снял каску, лег на рюкзак, и отключился. Даже будильник не поставил.
Сколько проспал, точно не знаю. Тогда я как-то высчитал, что два часа, сейчас уже не помню, как это определил. Но проснулся, по традиции, от холода. Мне показалось, что это была самая холодная ночь, я на своем термометре видел +12,5, хотя в отчетах упоминается и +8 в ночь, когда шел дождь. Но тогда у организма еще были силы на поддержание температуры. Народ продолжал ехать, и все явно утеплялись по максимуму. У меня уже больше ничего не было, а дорога, как назло, вопреки профилю шла все вниз и вниз. Может быть, мне показалось, но согреться не получалось вообще, до самого Дрё. В придачу ко всему, хотелось есть – догрыз последнюю глюкозу и гель, но этого было мало, а про НЗшный сникерс забыл. Тут еще то ли мне так везло, то ли ко всем приставали – мне несколько раз сказали про то, что, мол, вы, русские, к холоду привычные. Я сначала объяснял, что это стереотип, что Россия большая, и что в той, где живу я, вообще-то, теплее, чем здесь. Потом просто улыбался. А потом уже злился. Ну, это вы в курсе, я с контроля об этом писал.
А тут еще организаторы опять что-то намудрили с подъездом к контролю. Уже вот город, светится внизу, прямо рядом море огней – а дорога все вьется, вьется, и когда ж она кончится-то! И стрелок явно не хватало – организаторский мотоцикл прямо передо мной вешал стрелки на перекрестках. Я, практически, за ним на контроль и приехал.
Контроль в Дрё находился в помещении спорткомплекса, и запомнился, пожалуй, оригинальным выбором еды (не похожим на другие контроли), вкусной и свежайшей выпечкой, и мужиком, рядом с которым я сел. Он спал, но просыпался, спрашивал у меня время, и отрубался. И так каждые 5 минут. Я по нему отследил, что просидел за столом 20 минут. Причем мне еще и приходилось судорожно пересчитывать время на английский, а я числительными я не дружу – чтобы вспомнить, например, как по-английски семь, мне надо в уме или на пальцах досчитать до семи. Так этот мужик помог мне самому не заснуть, а то я пару раз тыкнул вилкой мимо тарелки.
Изображение Изображение
Контроль в Дрё

Собственно, если бы поставил будильник перед тем, как уснуть на скамейке, то больше часа я бы себе спать не позволил, и уложился бы в свой график – по нему, я должен был приехать в Дрё на час раньше. Но я уже никуда не спешил – оставалось 65 км, и 6 часов времени. Поэтому отдохнул, даже пофотографировал. Попытался еще найти информационный центр, чтобы узнать, где Бочаров, но это не удалось. Даже колеса подкачал зачем-то.
И еще один момент очень четко отложился в памяти. Когда я выезжал с контроля, начинало светать. Наконец-то утро не было пасмурным, облака были, но небо не закрывали. И вот, на выезде из города, прямо перед собой в небе я вижу перекрещенный след от двух самолетов. Настолько это было символично – все, ПБП заканчивается, до финиша уже рукой подать, я это сделал! Бочаров тоже видел этот крест, он как раз въезжал на контроль.
Изображение

Последний участок прошел в каком-то эйфорическом анабиозе. Катило плохо, медленно, перегруженный за эти дни желудок уже начинал напоминать о себе, немного подташнивало – но все это было не важно, потому что впереди – финиш. Пару раз останавливался, просто подышать, а как потеплело – снять жилетку, чтобы на финише посветить российской формой :).
Из запомнившегося. Последние финишные холмы – это те, которые ужасали на старте. Передо мной некоторые участники шли в них пешком. А я еще ехал – стоя, но ехал. А на вершине одного из них стоял француз, который, глядя на меня, сказал так уважительно и протяжно – «Supe-e-r!» Я аж прям загордился, и даже как-то повеселее поехалось.
Еще запомнился участок брусчатки, из тех, про которые я писал вначале. На стартовом участке он был в подъем, и проходился медленно, а под финиш – спуск, т.е. быстро. В щелях между камнями валялись батарейки, и куски красного пластика – фонари не выдерживали, а останавливаться и поднимать отвалившееся, перед самым финишем, видимо, не все хотели.
Последний кусок, километров 15, проехал с небольшой группой французов. Уже через населенку, со светофорами, постоянные старт-стопы. Причем я бы, может, и проигнорировал пару красных, но уж больно страшный рык был у одного из французов. От его «ATTENTION!» на перекрестках я аж подпрыгивал. Вместе с велосипедом. Зато они знали дорогу, и за стрелками можно было не следить.
И, наконец, финиш. Честно признаюсь, хотелось непонятно чего – кричать, плакать, целовать асфальт и всех подряд. Ну и выпить, конечно. За почти четверо суток в пути случилось много всякого, и основная нагрузка пришлась на психику, требовался выход. Причем не только мне так казалось, Бочаров тоже говорит, что ему хотелось кричать. Думаю, все, кто ездил на дальние расстояния, когда-либо испытывали что-то подобное. А тут еще встреча – аплодисменты, поздравления, похлопывания по плечу. Таки да, именно этого я и хотел, и очередное огромное спасибо всем зрителям и болельщикам, сопровождавшим нас все эти километры.
Timestamp: 25 августа 2011 года, 10:17.
Отметился. Маршрутную книжку забрали, но я попросил ее сфотографировать – разрешили.
Изображение Изображение

Чип оставили на память, но вот крепежную липучку забрали – видимо, она дороже самого чипа. Дали талон на бесплатное питье, который обменял на пиво.
Отписавшись в твиттер, я остался на финише, ждать Бочарова. Встречал россиян, знакомых по маршруту, и знакомился с новыми людьми. Делились впечатлениями, подъехали Стас с Радлером – в общем, тусовался. Постепенно отпускало напряжение, я даже не чувствовал себя уставшим – наоборот, хотелось праздника и гуляний. А если конкретизировать – выпить в хорошей компании.
Довелось еще раз обратиться к врачам – укусила пчела в шею. А жарко, пот – больно, блин! Пошел к медикам, показал пантомиму «пчела или не пчела», объяснил, что аллергии нет, просто болит. Они образовались клиенту, и банальное извлечение жала оформили как целую операцию – с заморозкой и скальпелем, потом намазали кремом, и налепили пластырь на полголовы. Стас потом в своем отчете расскажет о приключениях и близком знакомстве с французской медициной. Очень у них интересно все оформлено.
Подходили разные участники, с предложением поменяться майками – клубными, или страны. Но лично я меняться не хотел – мне российская майка была дороже, чем какая-нибудь американская или итальянская. Поэтому максимально вежливо, но отказывался, и не только я.
Изображение
Послефинишные посиделки. Фотография В. Комочкова

Так бы и просидел весь день, но пришла СМСка от Хаджи, что Бочаров финишировал. Как-то я его упустил, хотя сидели мы недалеко от входа. Так что попрощались, договорились, кто сможет, придти на послефинишный банкет, и поехал в гостиницу. Бочаров уже был там, укладывался спать. Телефон у него сел, позвонить мне на финише не мог, а позвонить из дома, с подключенной зарядкой, не догадался.
Помылся, разобрал рюкзак, снял номера с велосипеда, и поехал на финиш – на банкет и в поисках его продолжения. Бочаров остался спать.
Timestamp: 25 августа 2011 года, 16:30.
Ширится ганебная зрада. Зреет генотьба против боротьбы.
Bad_Admin
Randonneur
Аватара
Откуда: Курск, СХА
Велосипед(ы): Colnago, Forward 1100 кастом

Сообщение #4 Bad_Admin » 11.04.2013, 12:49

Часть III. Туристическая
Глава 6. Окрестности
Извиняйте, но рассказ о том, что было после ПБП, будет весьма схематичным. Впрочем, думаю, вы уже и так начитались :)
Я хотел приехать на финиш к закрытию. А дорога к нему от нашей гостиницы совпадала с финишным отрезком ПБП, так что мне стали попадаться последние финиширующие, из стартовавших на 84 часа. Одного я так до финиша и довез – показывая дорогу, и протаскивая на красный, иначе бы он не успел. Причем меня, за компанию, тоже приняли за финиширующего, так что аплодисментов получил по второму разу.
В спортзале уже шла церемония закрытия. Говорили на французском и английском, но я как-то уже перестал что-либо понимать, хотелось уже как-то по-русски поговорить. Вот и поговорили – с челябинцами, волгоградцами, уральцами, питерцами.
Изображение
Церемонии закрытия. Кто эта бабушка, уже не помню
Изображение
С Игорем Ямангуловым

Там же можно было купить фотографии, сделанные фотографами на трассе. Фотографии уже были напечатаны, надо было только сказать номер, и увидеть все снимки с собой. Удовольствие не дешевое – 10 евро одна фотография, ну и чем больше, тем дешевле. Тем не менее, все 9 моих фотографий стоили бы 45 евро – не очень-то и хотелось. Но одну фотографию все же купил – уж очень я там хорошо вышел :)
Изображение

Ну и, конечно, сувениры. Платные – кружки, флешки, и прочая мелочевка с логотипами. Бесплатно – открытки, плакаты, и вообще, на сувениры французы раздавали все, вплоть до перетяжек на стенах зала. Но особенным спросом пользовались стрелки, которыми размечался маршрут. Их снимали, и привозили на финиш, где их незамедлительно расхватывали. Я как-то скромно взял только один комплект, но потом еще один комплект выпросил у уральцев, которые этих табличек набрали целый мешок. Причем, заметьте – табличек этих на маршруте было сотни, а то и тысячи. И никому не пришло в голову взять и перевернуть табличку, или просто унести. Вспоминались наши сложности с разметкой трасс для кросс-кантри.
Изображение
Стрелки

На банкете, который начался после церемонии закрытия, русских было много. Ну а что, за 110 евро стартовых хоть поесть нахаляву. Еда была довольно приличная, и много, так что наелся. Хотя пришел я, в основном, не за едой. Бочаров оказался совершенно никудышным собутыльником, так что искал компанию, чтобы достойно отметить финиш.
Так с Сергеем, из Питера, и познакомился. Он к майкам относился явно попроще, поэтому сначала красовался в австралийской майке, а потом, под видом австралийца, махнулся на греческую. У него я и напросился на приглашение отметить финиш в Версале, в кемпинге, где проживало едва ли не большинство россиян.
Изображение

По дороге заехали в магазин, взяли портвейна.
Кемпинг, и особенно лагерь питерцев, производил впечатление огромного пионерского лагеря. Вещи разбросаны, все бродят везде, да еще как-то сам кемпинг какой-то запутанный, так что даже проживающие в нем питерцы не знали, в каком домике живут их одноклубники.
На месте выяснилось, что каких-то централизованных праздничных мероприятий не намечалось, но, тем не менее, и портвейн выпили, и еще раз съездили, и пива попили. Узнал, что довольно много народа ехали на старт своим ходом – кто с парома из Ростока, кто вообще устраивал себе путешествие по Европе перед стартом. Вот жеж здоровье у людей! Хотя, после финиша, хоть и не появилось отвращение к велосипеду, далеко на нем ехать у меня бы не получилось, так что может быть и есть смысл совмещать ПБП с путешествием до старта, заодно и тренироваться.
Как оттуда выбираться, я так и не понял, поэтому ночевать остался у них – на надувном матрасе.
Однако, домики посмотрел – вполне пристойно. Если в следующий раз соберем пять человек, то можно будет заморочиться насчет этого кемпинга. Там же можно встать и с палаткой, но как-то не сильно дешево это стоит, да и это не лучший способ готовиться к старту, и отдыхать после.
С утра поехал в Версаль. По дороге зашел в туристический информационный центр, в надежде добыть бесплатно карту, но там предлагали только карты Версаля. Зато был пойман австралийцем, который опознал во мне участника ПБП по номеру на каске, который я забыл смыть. Пообщались. Оказалось, он то ли хозяин, то ли руководитель туристической фирмы, сам много путешествует, бывал в России. Поговорили и о рандоннерском движении, рассказал ему о наших особенностях и проблемах. Приглашал на ВОЛ – обещал подумать. От него же я узнал, что, если был в Петергофе (а я был), то ничего принципиально нового в Версальском дворце не увижу. Поэтому я не очень расстроился, когда с велосипедом на территорию не пустили, а бросить его там негде. Да и вообще, брусчатка вперемешку с мокрым песком, как-то не очень способствовала велосипедной экскурсии.
Изображение Изображение Изображение
Версаль

Зато нашел магазин, где купил большую и подробную карту Парижа. Аж 7,5 евро, но она того стоила. Хотя, присоединюсь к Сергею stargazer’у по поводу того, что GPS для путешествий по Европе – не роскошь, а необходимость. Дорог очень много, указатели не всегда понятны, и заблудиться или заехать не туда – проще простого. А в городах шансы найти правильный выезд, да с первого раза, находятся где-то в области везенья, рассчитывать на которое все же не стоит.
Вот и мне не повезло. Вроде бы и ехал правильно, даже не просто по указателям автомобильным, а по велосипедным, но, поехав по стрелке с велосипедом и указателем на Трап, я оказался на автомагистрали, где на велосипедах ездить запрещено. Интересно, есть ли хоть один отчет о путешествии россиянина по Европе, в котором не будет упоминаться выезд на автомагистраль?
Деться с нее, естественно, некуда. Развернуться – это как перебежать МКАД. Ограничение скорости на французских автомагистралях – 110 км/ч, и фуры реально едут 110! Спасла только широкая обочина, под 2 метра. По ней до первого съезда и доехал.
Съезд оказался в Сен-Сир, городок, знаменитый одноименной и чрезвычайно знаменитой военной академией. Но меня она интересовала крайне мало – хотелось есть, и домой. Я уже готов был сесть на электричку, чтобы проехать две остановки до Трапа, но попался еще один указатель на знакомые места, и я решил еще раз рискнуть.
Но у погоды были другие планы – резко пошел холодный дождь. А у меня от дождя ничего не было, поэтому, увидев кафе, там и спрятался.
Правда, это оказалось не кафе, а целый ресторан, вроде Буффало Гриль, или типа того. Американская кухня. Хотя я и не верю в существование американской кухни, стало интересно, чем же могут покормить в таком ресторане.
Официант говорил по-английски – еще бы, в американском-то ресторане. Рассматривать меню, понятно, мне было бесполезно – американские блюда, в переводе на французский, шансов на понимание не оставляли. Поэтому попросил какой-нибудь комплексный набор.
В него вошли: кола со льдом (гады, мне и так не жарко, а на улице вообще дождь!), тарелка на фото, с мясом, обжаренным картофельным пюре в брусках, начосообразные чипсы с мисочкой острого чего-то, и горой салата, тоже с каким-то соусом. Десерт был на выбор, но выбора у меня не было – все равно не понимал, что мне предлагают, поэтому оставил на выбор официанта. Он принес фрукты, с мороженным (гады второй раз!). Очень вкусно, кстати, но обошелся этот обед в 18 евро! Но мой путеводитель считает, что обед в ресторане до 25 евро по французским меркам – это дешево.
Изображение
«Американская» кухня

Ну а там и дождь кончился. Уточнил дорогу у официанта, и таки да, каким-то странным образом, даже не вернувшись обратно в Версаль, оказался в знакомых местах, в районе торгового центра Гвинкура. Оттуда и вернулся домой. Бочарова не было – он ездил магазинчик по-соседству, за продуктами.
Когда он вернулся, выяснилось, что куда-нибудь ехать он не хотел, и вообще чувствовал себя не очень хорошо. Я, в общем-то, тоже подозревал у себя простуду, но и сидеть в гостинице не хотел. Поэтому поехал кататься по окрестностям – хотел поискать магазин, желательно поближе, а, заметив указатели на некий парк «France miniature», решил заехать и туда. Причем, в порядке эксперимента, ездил исключительно по велодорожкам – о результатах докладывал выше. Но, доступ посетителей в парк был уже закрыт, т.к. пока я бродил по Версалю и Сен-Сиру, дело приблизилось к вечеру. А жаль – меня сначала смутили 19 евро за вход, но потом, уже дома, я вычитал, что это в буквальном смысле Франция в миниатюре – там представлены макеты исторических мест разных регионов Франции, т.е. можно было на 5 гектарах посмотреть почти всю страну :) Буду знать, куда сходить в следующий раз.
Магазин поехал искать в Трап – не смотря на то, что адрес гостиницы числился в Трапе, сам город находился весьма в стороне. Супермаркет в нем был, но – не ближе гвинкуровского, а вот велосипед у него бросать не хотелось. Стоило только остановиться, как вокруг стали собираться какие-то негритята. В конечном итоге, нашел турецкий магазин, хозяин которого разрешил поставить велосипед внутри, и даже обещал за ним присмотреть.
Я хотел купить сидра – попробовать. Хозяин предложил на выбор два – обычный, и вроде как сухой, оба в бутылках 0,7, как шампанское. Взял оба, и только дома выяснилось, что один – 4 градуса, а второй вообще 2. На вкус – как разбавленный яблочный сок. Разочаровался. Хотя, подозреваю, я просто взял какой-то неправильный сидр. Опять же, будет, что исследовать в следующий раз.
Но выпили. И даже джина тяпнули, Бочаров наконец-то «развязался».
На следующий день, в субботу, мы хотели поехать-таки в Париж, но сначала Бочаров хотел сходить в Карфур, за вином домой – в воскресенье он не работает (впрочем, как и большинство магазинов во Франции), а в понедельник утром надо было уезжать.
С утра проспали, я еле успел на завтрак – он до 10 утра. Пока собрались, пока дошли до торгового центра, а тут еще первым делом на глаза попался спортивный магазин Go Sport, а мне как раз надо было что-нибудь с длинным рукавом, потому что ощутимо похолодало… Планы поехать в Париж накрылись.
Часа два пролазили по спортивному магазину, покупая всякое. Цены вполне пристойные, а по нашим меркам – так и вообще дешево, да еще и всякие акции и скидки. Плюс огромный выбор. В общем, это не интересно :)
Вышли из одного торгового комплекса, и как-то оказались в другом. Где сначала заметили велосипед, а потом и велосипедиста в российской форме – в парфумерном магазине. Оказался Фуат, из екатеринбургской команды. Помог ему разобраться в различиях Шанелей № 5, и вместе пошли изучать винный ассортимент Карфура. Долго искали коньяк, ничего толкового не нашли, зато взяли на пробу вина – бургундского, бордо, и вроде еще какого-то, в небольших бутылочках 0,375. И в закусочной в этом же торговом центре их и продегустировали, под вьетнамскую кухню :)
С вином вышел конфуз – первым, что я поставил в списке нужного во Франции, был штопор. И я его даже взял. Но когда он понадобился, при себе его не было. Поэтому оставил парней на кассе, и побежал искать по магазину. Я бы и в России не догадался, в каком отделе это искать, а тут тем более – пришлось спрашивать. Отдел мне показали, ищу штопор – нету. Опять спрашиваю, мне показывают какое-то чудовище за 17 евро. Включаю логику, и начинаю рыться на нижних полках. Где и нахожу обычный штопор, но без штрих-кода. Иду к сотруднику магазина, показываю, что, мол, мне это надо, но нет штрих-кода. Тетка попыталась послать меня куда-то, вроде как это не ее отдел. А оно мне надо? Поискал взглядом камеру, глядя в нее, сказал «Я сделал все, что мог», положил штопор в карман, так его и вынес. Так что можете меня поздравить с первой, осознанной и прицельной магазинной кражей, и сразу во Франции.
Честно говоря, вино мне не понравилось никакое. Не, я понимаю, что хорошее вино не стоит 3-5 евро, но мне-то говорили, что во Франции и за эти деньги вино хорошее. А мне не нравится, видимо, я ничего не понимаю в винах. Хотя и Бочаров был не в восторге. Вот портвейн португальский, за 5,70 – прекрасен. Арманьяк был тоже ничего так. Еще бутылка кавальдоса стоит, тоже определенные надежды есть. А вот всякое слабоалкогольное, включая пиво, как-то не очень.
Потом повели Фуата в Go Sport, и там случилось ЧП. Велосипед он оставил у входа, когда вернулись – велосипеда не было. Сначала запаниковали, но потом я пошел к охране – там же везде камеры. Оказалось, это охранники его убрали, к себе в комнату охраны. Ругались очень, правда, на французском.
На том с Фуатом и расстались, продолжив шоппинг. В основном уже Бочаров, я не очень интересуюсь одеждой, а разбираюсь так и вообще только в велосипедной. Поэтому когда Бочаров зашел в какой-то бутик, я остался снаружи. Но через некоторое время подошла девушка оттуда, и попросила перевести другу, что магазин закрывается. Расплатились, я еще спросил у девушки время работы Карфура, и мы побежали – до закрытия оставалось минут 20.
Бочаров купил что-то, включая кьянти нам на ужин. А на кассах нас ждала девушка из бутика – оказывается, Бочаров там в спешке забыл паспорт.
Если б не эта девушка, которая запомнила, что мы пойдем в Карфур, и не поленилась найти нас там, хотя шансов было мало, то у Бочарова были бы большие проблемы. В воскресенье торговый центр не работал, в понедельник – с 10 утра, и только при удачном стечении обстоятельств он успел и паспорт найти, и на автобус.
Опять пришлось идти в комнату охраны, куда она сдала паспорт. Потом долго благодарили девушку, которая от нас стремительно убегала :)
Дома выпили, и все же решили, что завтра обязательно в Париж попадем. Хотя и на электричке – у Бочарова не хватало здоровья на велосипед, а одному на веле мне не хотелось.

Глава 7. Париж и домой
В воскресенье мы все же выбрались в Париж. Но так как без велосипедов, да и в любом путеводителе информации явно больше, чем у меня, это будет по большей части фотоотчет.
Изображение Изображение
Вокзал Монпарнас

Прямо у вокзала Монпарнас находится одноименная башня – небоскреб высотой 210 метров. Первая встреча с Парижем порадовала – в этом городе со времен Эйфеля перестали бояться современного :). Эти две башни видно практически из любой части города, но французов это не смущает абсолютно.
Изображение

Затем – галерея Лафайет. Не смотря на название, это всего лишь самый огромный универмаг.
Изображение

Изображение
Парижская сеть велопроката Velib

Я хотел, придерживаясь северо-западного направления, выйти к Эйфелевой башне, а оттуда прогуляться по берегу Сены до острова Сите. Но с направлениями вышла промашка – мы как-то оказались у Дома Инвалидов, только с обратной стороны, у собора. Но башню тоже увидели.
Изображение
Первая встреча с Эйфелевой башней
Изображение
Собор Дома Инвалидов
Изображение
Экскурсионный автобус
Изображение
Экскурсия на велосипедах

Оттуда проще было идти уже сразу к Сене. Вышли в районе моста Александра Третьего, подарка России Франции.
Изображение
Изображение

Изображение Изображение
Фотографии для спонсора :)

Оттуда, по набережной D’Orsay дошли до моста Concorde, по нему перешли на другой берег, и оказались на одноименной площади.
Изображение

В Париже была уже осень. Трава еще зеленая, но в деревьях уже проскальзывала желтизна. Тротуары местами завалены опавшими листьями, и это как-то портило настроение – главное событие сезона прошло, все лето прошло в подготовке к нему, и все, получается. Как-то обидно даже.
Изображение
Изображение
Жилые баржи на набережной
Изображение
Памятник русским войнам

Потом по набережной прошли на запад, а затем, ориентируясь по карте, вышли к Триумфальной арке. Нам, как фанатам велоспорта, это место известно больше как место финиша Тур де Франс. Собственно, поэтому мы туда и стремились. Хотя и сама Арка очень впечатляет.
Изображение Изображение Изображение

Впрочем, Тур – это тоже достопримечательность Парижа.
Изображение

Правда, вся продукция с логотипом Тура стоит каких-то неадекватных денег – например, желтая веломайка лидера 80 евро. Через интернет дешевле.
Изображение

Прогулялись по Елисейским полям. Ничего особенного, просто большая торговая улица.
Зашли в салон Мерседес, посмотрели на велосипеды. Ну и машины. Это даже не автосалон, а просто бренд-бутик – там продавалось все подряд, от запонок до чемоданов с логотипом.
Изображение Изображение Изображение Изображение

По Елисейским полям вернулись на площадь Concorde, или, по-русски – площадь Согласия. Это вторая по величине площадь во Франции.
Изображение
Парижские молодожены

На ней установлен египетский обелиск. Гравировки на нем иллюстрируют процесс его доставки в Париж (а я то думал, это реально что-то древнеегипетское). А во времена революции на этой площади стояла гигантская гильотина, на которой побывали Людовик XVI, а позже Робеспьер и Дантон. Хорошее название для площади, я считаю.
Изображение

Тут силы стали нас покидать – ходить явно тяжелее, чем ездить. Мысленно проклял Бочарова – ну что мешало доехать с велосипедами на электричке до Парижа (ладно, чтобы не блудить по пригородам), а по городу ездить?
Дальше все очевидно – сад Тюильри – пирамида – Лувр.
Изображение Изображение

Изображение
Еще одно фото для спонсора

И по набережной Франсуа Миттерана к острову Сите и Собору Парижской Богоматери.
Изображение
Вид на остров Сите
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Собор и внутренности

К слову, французы очень высоко ценят достопримечательности своей столицы. Проще говоря, если бы знали, как, то брали бы плату даже за ценный парижский воздух. Бесплатно войти можно было только в Нотр Дам де Пари – потому что они не могут отличить туристов от верующих, а брать деньги со всех подряд, видимо, не решаются. Но подняться наверх, к горгульям – 8 евро. Вообще, любое место, откуда можно посмотреть на Париж сверху, платное. Кроме холма Монмартр, его огородить не догадались.
Так что Париж, конечно, очень красивый город. Мне он очень понравился, я даже специально не торопился посмотреть все, оставив достопримечательности на будущие поездки на ПБП. Я даже согласен со всеми восторженными эпитетами в его адрес, но, рискуя нарваться на проклятия романтичных барышень, все же скажу, что вот этим стремлением собрать максимум денег с туристов лично мне он неуловимо напоминал Крым :). Да и количеством русских тоже – русская речь звучала не реже итальянской или английской, и уж точно чаще французской. А еще, если бы я поехал в Париж обычным туристом, то больше всего запомнил бы очереди – в кассы, на вход, и вообще везде.
На этом силы оставили нас окончательно, и мы на метро доехали до вокзала. Не обошлось без приключений – не найдя станцию метро Cite на острове, мы зашли на станцию RER St-Michel Notre-Dame, чтобы через нее перейти в метро. Я стормозил – переход-то внутри, надо было купить билет, который действует по всей подземке Парижа. Но я это потом понял, а тогда приставал к работнику станции с вопросом, как пройти к станции. Ну и, видимо, его достал – он открыл служебную дверь, и пустил нас на станцию бесплатно. Переход-то мы нашли, но, чтобы выйти с территории станции RER, нужно еще раз пропустить билет через турникет. А билетов-то у нас не было! Повезло лишь в том, что там турникеты были удобные для перепрыгивания, а то есть не только с вертушкой, но и с воротами, метра два высотой – просто так не перепрыгнешь. Ну а на метро мы билеты, конечно, купили.
Электричка, и домой – собирать вещи.
Сборы были долгими. Бочарову проще, у него место ролтонов заняли сувениры, а у меня-то ничего лишнего не было! Пришлось наполнять оба рюкзака – большой в салон, а маленький, с бутылками, прятать в чехол с велосипедом.
Так в понедельник с утра и поехал, как черепашка-ниндзя – большой рюкзак сзади, маленький спереди. Впрочем, Бочаров тоже хорош был – вот с этой сумкой на пузе он ехал на велосипеде. Опыт взятия турникетов у меня был, а вот Бочаров по незнанию полез напролом – и застрял. Вернулся обратно, а второй раз билет уже не прошел. Пришлось ему передавать вещи через забор, и самому лезть через него.
Изображение
Бочаров и сумка
Изображение
Экипировка черепашки-ниндзя

На вокзале пересадил его на метро (его сумку опять пришлось перебрасывать через турникет), а сам сдал большой рюкзак в камеру хранения, и поехал кататься по городу. Время у меня еще было, самолет только вечером.
Реализовал вчерашний план – по бульвару Гарибальди, примечательному линией метро, идущей по эстакаде над улицей, доехал до Сены, почти к подножию Эйфелевой башни. День был солнечный, посидел под башней, просто наблюдая людей и атмосферу вокруг.
Изображение
Мост
Изображение
Изображение
Изображение

Оттуда двинулся на Монмартр – дороги я не знал, и даже по карте было не вполне понятно, как туда ехать, но я ориентировался по направлению на север и набору высоты. И не ошибся, хотя пришлось поблудить – повсеместно одностороннее движение. Причем часто с засадами – стоит знак, что одностороннее движение, но с табличкой «кроме велосипедов». Начинаешь ехать, но через квартал становится запрещено и для велосипедов – куда деваться, непонятно. Зато попался Карфур, где купил на последние наличные багет и сок. Которые и съел, сидя на скамейке одного из небольших скверов Монмартра. Хотя половину багета скормил голубям. Очень жалел, что последний день – стоило бы посидеть в кафе, попить чего-нибудь с коньяком. Монмартр мне очень понравился – тоже многолюдный, но можно найти тихое место, чтобы в тишине и спокойствии просто посмотреть. На людей, туристов и местных, замечая всякие мелочи – например, как курят французы. Глядя на этот процесс, как-то не верится, что у них в сигаретах табак – как-то они это с таким напряжением делают, как будто что-то очень ценное потребляют, чего очень мало, и могут в любое время отнять :).
Градиент и брусчатки там тоже знатные – ехать можно, но останавливаться не стоит, потом не стартуешь. А в дождь, наверняка, и ехать не получится.
Изображение Изображение
Улочки Монмартра
Изображение
Экскурсионное что-то
Изображение
Виды с холма

А вот знаменитую мельницу Мулен-Ружа я не нашел – даже не знал, где ее искать, а на карте не нашел. Хотя потом выяснил, что проезжал недалеко. Но и времени уже не оставалось, а еще надо было вернуться на вокзал, и оттуда добраться до нужной линии RER, чтобы доехать до аэропорта без пересадок.
Как я выбирался с Монмартра – отдельное приключение. Начиная с того, что в лабиринте его улочек я потерял направление, и, спускаясь, был абсолютно не уверен, что еду на юг, к центру города. Затем просил у продавца фруктов направление на Сену, и, петляя по односторонним улицам, которые опять были встречными, кое-как выбрался к реке, в районе острова Сите. Оттуда собирался ехать по бульвару Сен-Мишель, но он тоже оказался односторонним, и тоже встречным! А из лабиринта улиц башню Монпарнас не было видно. Добрался до вокзала чисто случайно, даже не знаю, как, опоздав на час. Забрал рюкзак, опять черепашкой-ниндзя доехал до станции RER Port Royal.
Упаковывал велосипед на улице, возле станции. Левую педаль скрутить не смог, оставил так, подперев рюкзаком. Результат получился неподъемным, но теперь я уже знал, как действовать – в вагоне народу было мало, а в аэропорту взял багажную тележку.
Тем не менее, рекомендацию прибывать сильно заблаговременно я нарушил – оставался всего час до конца регистрации. Думал, не успею – там еще какая-то дурацкая система, надо сначала в автомате, который не знает русского, а я не знаю, чего он от меня хочет, взять какую-то бумажку. Автомат я победил, все-таки сам админ, но дальше ко мне подошел сотрудник охраны, проверил паспорт и распечатку электронного билета, и с таким трудом добытую у автомата бумажку порвал! Вслух подумал что-то нецензурное, но он на электронном билете что-то написал, и отправил в очередь, которая тоже дурацкая – одна на все рейсы. Двигалась она как-то рывками, то замирая на 15 минут, то продвигаясь сразу на 5 метров. Но успел. На регистрации весы показали вес чехла аж 21 килограмм – напоминаю, «туда» было 13,8 :). Подозреваю, что было бы и больше, но чехол сам по себе стоять не мог, и его приходилось придерживать, "снимая" часть веса. Потом еще пришлось побегать, чтобы разобраться, куда сдавать велосипед – там не отдельное помещения для негабарита, как в Шереметьево, а просто большая тележка, куда надо было самостоятельно багаж положить.
Личный контроль у французов проще – разуваться не заставили.
Штамп в паспорт, и все – прощай, Франция. До встречи в 2015 году.
Ну а дальше дьюти-фри, А319, ночной рейс, дрема, макароны, дрема, турбулентность, аж на 20 минут быстрее долетели. Боялся, что велосипед придется искать непонятно где, все же Шереметьево вряд ли сильно привычно к велосипедистам. Но оказалось, что вполне привычно – велосипед легко поместился на багажную ленту, где я его случайно и с удивлением обнаружил, только выйдя в зал выдачи багажа.
Ночевка в аэропорту, познакомился с родителями московских ребят, которые возвращались из велопохода по Италии. Им не везло – то в Италии сумку потеряют, то в Шереметьево то же самое. Несчастливая сумка какая-то. Купил воду за 60 рублей 0,5.
Изображение
Ночь в Шереметьево

Первым же рейсом аэроэкспресса, в 5 утра – в Москву. В вагоне встретил женщину, с которой летели в Париж, на соседних местах. Делились впечатлениями.
Дальше совсем не интересно. Домой, в поезде не смог поднять велосипед на третью полку своими силами, хорошо сосед помог. Еще поинтересовался, не проще ли было на велосипеде. Я ему и рассказал, где был – он понял, что и правда проще.
В Курске опять встретил Дима, за что ему опять большое спасибо.
А потом – пресса, интервью, народные гуляния. И 10 дней написания отчета.
Ширится ганебная зрада. Зреет генотьба против боротьбы.
Bad_Admin
Randonneur
Аватара
Откуда: Курск, СХА
Велосипед(ы): Colnago, Forward 1100 кастом

Сообщение #5 Bad_Admin » 11.04.2013, 12:49

Заключение
Короткое :).
Разумеется, я что-то забыл. Впрочем, мне кажется, что основные моменты все же передал.
Да, я мало написал о приключениях Бочарова – но если я напишу вообще все, что вы будете слушать следующие 4 года? Хорошего рассказчика надо беречь, и не сливать его тексты заранее.
Сейчас, когда все интервью розданы, приезды отмечены, отчеты написаны, и даже простуда вылечена, мне кажется, что все это было непонятно когда, и вообще не со мной – настолько невероятным кажется произошедшее. Но зато я знаю, что буду делать в августе 2015 года – завидовать тем, кто все это испытает первый раз, отмечая завершение ПБП в каком-нибудь парижском кафе ;)

P.S. И просто для статистики - цифры велокомпа.
Дистанция: 1234,61 км
Время движения: 54:40
Средняя скорость: 22,57 км/ч
Максимальная скорость: 60,69 км/ч (зафиксированная)
Средний каденс: 78 об/мин
Пульс средний/максимальный: 136/191 уд/мин
Общее время: 88:16

Ходов
http://shprung.com/pbp/?mode=info&frame=5292
21.08.2011 18:01 - старт
22.08.2011 03:19 - КП-221 (09ч18м)
22.08.2011 09:12 - КП-310 (15ч11м)
22.08.2011 13:15 - КП-364 (19ч14м)
22.08.2011 18:08 - КП-449 (24ч07м)
23.08.2011 03:44 - КП-525 (33ч42м)
23.08.2011 10:05 - КП-618 (Брест) (40ч04м)
23.08.2011 15:49 - КП-703 (45ч48м)
23.08.2011 20:31 - КП-782 (50ч30м)
24.08.2011 06:27 - КП-867 (60ч26м)
24.08.2011 10:29 - КП-921 (64ч28м)
24.08.2011 16:50 - КП-1009 (70ч49м)
24.08.2011 22:01 - КП-1090 (76ч00м)
25.08.2011 05:08 - КП-1165 (83ч07м)
25.08.2011 10:17 - Финиш-1230 (88ч16м) :bra_vo: :ya_hoo_oo:

Бочаров
http://shprung.com/pbp/?mode=info&frame=8465
22.08.2011 04:59 - старт
22.08.2011 12:32 - КП-221 (07ч33м)
22.08.2011 17:01 - КП-310 (12ч02м)
22.08.2011 19:45 - КП-364 (14ч46м)
23.08.2011 09:33 - КП-525 (28ч34м)
23.08.2011 14:17 - КП-618 (Брест) (33ч18м)
23.08.2011 19:16 - КП-703 (38ч17м)
24.08.2011 11:58 - КП-867 (54ч58м)
24.08.2011 14:51 - КП-921 (57ч52м)
24.08.2011 20:27 - КП-1009 (63ч28м)
25.08.2011 00:17 - КП-1090 (67ч18м)
25.08.2011 07:32 - КП-1165 (74ч32м)
25.08.2011 11:59 - Финиш-1230 (79ч00м) :bra_vo: :ya_hoo_oo:

Северин
http://shprung.com/pbp/?mode=info&frame=5291
21.08.2011 20:00 - старт - Северин, Юхно
22.08.2011 06:20 - КП-221 - Юхно (10ч20м)
22.08.2011 06:45 - КП-221 - Северин (10ч45м)
22.08.2011 11:38 - КП-310 (15ч38м)
22.08.2011 14:37 - КП-364 (18ч37м)
22.08.2011 18:08 - КП-449 (22ч08м)
22.08.2011 21:54 - КП-525 (25ч53м)
23.08.2011 08:13 - КП-618 (Брест) (36ч12м)
23.08.2011 12:48 - КП-703 (40ч48м)
23.08.2011 16:44 - КП-782 (44ч43м)
23.08.2011 21:03 - КП-867 (49ч03м)
23.08.2011 23:19 - КП-921 (51ч19м)
24.08.2011 08:32 - КП-1009 (60ч32м)
24.08.2011 13:05 - КП-1090 (65ч05м)
24.08.2011 16:09 - КП-1165 (68ч09м)
24.08.2011 18:54 - Финиш-1230 (70ч54м) :bra_vo: :ya_hoo_oo:
После публикации официальных результатов время Андрея скорректировано до 69ч24м

PS-2. Еще немного статистики (боюсь, что на сайте ПБП она долго храниться не будет, а тут может быть останется)
Сутки - это время от одного запланированного сна до другого. Не равны 24 часам :)
1 сутки - 493 км (за 24 часа - 449 км)
2 сутки - 348 км
3 сутки - 307 км
4 сутки (до финиша) - 81 км
200 за 8.12, 300 за 14.30, 400 за 21ч, 600 за 39.35, 1000 за 70.03.

PS-3. Сюжет ГТРК "Курск" об участии курян в ПБП
phpBB [video]


И печатные СМИ не обошли нас вниманием. Публикаций было много, я даже собирать из не пытался.
Но все же наиболее понравившийся материал упомяну
"Бешеным псам" пол-Франции не крюк из газеты "Курский вестник", которая уже неоднократно печатала материалы о наших бреветах, в том числе и мою статью.
Ширится ганебная зрада. Зреет генотьба против боротьбы.
Bad_Admin
Randonneur
Аватара
Откуда: Курск, СХА
Велосипед(ы): Colnago, Forward 1100 кастом


Вернуться в Отчеты о бреветах

Кто сейчас на сайте (по активности за 5 минут)

Сейчас этот форум просматривают: 1 гость

cron